Лазер вместо шва, восстановление хряща, оценка резерва кровотока: успехи вузовской науки

Восьмого февраля в нашей стране отмечается День российской науки. В этот день Первый МГМУ им. И.М. Сеченова представил несколько научных проектов, которые можно назвать медициной будущего, но над которыми ученые Научно-технологического парка биомедицины (НТПБ) и университетских клиник будут работать уже в 2019 году. 

Лазерная система для бесшовного соединения мягких тканей челюстно-лицевой области

Над этой разработкой работает Институт бионических технологий и инжиниринга.Сегодня растет число заболеваний в челюстно-лицевой области, для лечения которых требуется хирургическое вмешательство. Выбор шовного материала является актуальной проблемой и напрямую связан с качеством стоматологической помощи: шовный материал влияет не только на формирование рубца, но и может способствовать развитию воспалительных осложнений.

В настоящее время разработана новая лазерная установка и биохимический состав для бесшовного соединения мягких тканей челюстно-лицевой области. Сотрудники Института бионических технологий и инжиниринга совместно с кафедрой хирургической стоматологии  проводят эксперименты по апробации методики на лабораторных животных. Научно-исследовательская работа запланирована до конца 2019 года. Еще не менее 2,5-3 лет необходимо для проведения опытно-конструкторской работы. Ожидается, что этот метод повысит эффективность восстановления целостности тканей челюстно-лицевой области.

Новые методы восстановления утраченных тканей хряща

Поиск методов восстановления тканей артикулярного хряща, а также проект по изучению механизмов разрушения и регенерации хрящевой ткани суставных поверхностей ведет Институт регенеративной медицины. В современном обществе очень распространены заболевания, характеризуемые разрушением и деформацией тканей суставов, такие как остеоартроз. От подобных патологий страдает более 50% населения старше 65 лет, при этом ученые наблюдают тенденцию к омоложению заболевания. Другой причиной патологий опорно-двигательной системы, возникающих среди более молодых людей, являются травматические повреждения суставов в связи с активным образом жизни и профессиональным спортом. Из-за плохой способности хрящевой ткани к регенерации, такие повреждения практически не поддаются лечению. Хирургические подходы  решают эту задачу частично и на короткий период времени.

Исследования ученых Института регенеративной медицины направлены на изучение механизмов разрушения и регенерации хрящевой ткани суставных поверхностей, а также поиск новых методов восстановления утраченных тканей артикулярного хряща. Их разработка базируется на совершенно новом типе хондрогенных прогениторных клеток, обнаруженных в поверхностной зоне артикулярного хряща. Исследования показали, что данный подвид клеток экспрессирует маркеры стволовых клеток и способен полностью сформировать суставной гиалиновый хрящ на поверхности эпифиза кости в постнатальный период. Эта новая группа хондрогенных взрослых стволовых клеток заключает в себе существенный регенеративный потенциал.

Параллельно сотрудники института ведут работу на образцах тканей сустава человека. Проект ведется в сотрудничестве с Каролинским Институтом (Стокгольм, Швеция) и направлен на то, чтобы подтвердить наличие упомянутой выше уникальной подгруппы хондрогенных взрослых стволовых клеток в артикулярном хряще сустава человека с применением метода радиоизотопного датирования. Реализация данных проектов позволит не только прояснить роль новейшей группы клеток в механизмах обновления и восстановления хрящевой ткани сустава, но и даст в руки специалистов новый «инструмент» для лечения повреждений хряща суставных поверхностей.

Виртуальная оценка фракционного резерва кровотока (ФРК)

Эту методику внедряет Институт персонализированной медицины. Методика использует данные КТ-ангиографии сосудов сердца путем построения одномерной гемодинамической модели, без модификации протокола КТ исследования, увеличения лучевой нагрузки и назначения вазодилятирующих препаратов. При хорошей воспроизводимости, чувствительности и специфичности метода, результаты проекта могут быть внедрены в технологические процессы достаточно быстро, так как не требуют долгого обучения и значительных затрат на расходные материалы.

К неоспоримым достоинствам метода можно отнести также возможность его выполнения в амбулаторных условиях, без обязательной госпитализации пациента. В настоящий момент установленное программное обеспечение проходит клиническую апробацию в клиниках Сеченовского университета. Метод способен в значительной степени улучшить клиническую практику, персонализировать подход к лечению пациентов с коронарной болезнью на амбулаторном уровне и облегчить принятие верных клинических решений.

Комбинирование методов химио- и радиотерапии в онкологии

Разработкой способов такого комбинирования для борьбы с различными злокачественными опухолями занимается Институт молекулярной медицины. Результаты работы предоставят врачам новые подходы противоопухолевой терапии. Пока исследования находятся в завершающей стадии поисковых научно-исследовательских работ. На проведение опытно-конструкторской работы потребуется проведение всех положенных доклинических и клинических исследований, на что уйдет около пяти лет.

«Сегодня Сеченовский университет трансформируется в университет наук о жизни, поэтому деятельность наших клиницистов и ученых ведется в этом направлении, – рассказал ректор Сеченовского университета, академик РАН Петр Глыбочко. – Примером их эффективного взаимодействия является Клиника кластерной онкологии, где врачи апробируют передовые технологии ученых НТПБ в борьбе с онкозаболеваниями, и Научно-образовательный центр трансляционной медицины, где будут создаваться биомедицинские продукты. Еще один пример – создаваемый Российско-китайский геномный центр. Он будет заниматься внедрением персонифицированных подходов к терапии заболеваний, разработкой методов предупреждения, диагностики и лечения заболеваний с использованием технологий больших данных, работающих на клеточном и генном уровнях».

Принят новый закон о вводе в оборот лекарственных средств

Госдума приняла закон о порядке ввода в гражданский оборот лекарственных препаратов, сообщает РИА Новости. Он устанавливает механизм вывода на рынок лекарств производителями и импортерами посредством представления в Росздравнадзор сведений о качестве или получения соответствующего разрешения для иммунобиологических препаратов.

Для ввозимых в РФ лекарственных препаратов, кроме иммунобиологических медикаментов, организации должны представить в Росздравнадзор сертификат производителя и подтверждение ответственного лица этой организации о соответствии ввозимого ЛС требованиям, установленным при его государственной регистрации. В отношении первых трех серий препарата для медицинского применения, впервые произведенного или ввозимого в РФ, дополнительно представляется протокол испытаний, проводимых аккредитованными в соответствии с законодательством РФ федеральными государственными бюджетными учреждениями, о соответствии лекарства показателям качества, предусмотренным нормативной документацией.

Закон также предусматривает наличие государственного регулирования ввода иммунобиологических препаратов в гражданский оборот путем выдачи соответствующего разрешения Росздравнадзором. При этом представление документов и сведений не требуются в отношении препаратов, предназначенных для проведения клинических исследований, проведения экспертизы ЛС в целях государственной регистрации, а также незарегистрированных препаратов, предназначенных для оказания медицинской помощи по жизненным показаниям конкретного пациента.

Ко второму чтению в законопроект были внесены поправки, согласно которым производители лекарств или организации, осуществляющие их ввоз в РФ, должны представлять в Росздравнадзор протокол испытаний препарата ежегодно не позднее 1 февраля, а также уведомлять не менее чем за один год до планируемых приостановления или прекращения производства лекарств или их ввоза в РФ. 

Случай в калининградском роддоме спровоцировал новую волну ненависти против врачей

Одной из резонансных новостей российского здравоохранения на прошедшей неделе была смерть новорожденного в калининградском роддоме  № 4. Многие новостные ресурсы, не дожидаясь, пока станут известны все обстоятельства, в заголовках резко обвиняли главврача лечебного учреждения. Вслед за этим появилось большое количество постов ненависти к врачам со стороны пользователей интернета. 

Первые информационные сообщения говорили лишь о том, что 6 ноября в калининградском роддоме  № 4 умер ребенок, родившийся в тот же день. Сообщалось, что, по информации следствия, ребенок не получил необходимый для выживания препарат «Куросурф» по прямому указанию и.о. главного врача. В то же время, в минздраве Калининградской области заявили, что в регионе нет дефицита препарата, экономить его нет нужды. По утверждению следствия, по требованию и.о. главврача в истории болезни делались ложные записи о том, что смерть наступила внутриутробно.  

И.о. главврача Елену Белую задержали 13 ноября. В пятницу она была арестована в зале суда, ей была выбрана мера пресечения в виде содержания под стражей в течение двух месяцев.

Медицинские же подробности дела до сих пор известны крайне недостаточно. Персонал роддома отказывался давать комментарии по случившемуся. Об этом в Facebook сообщала Мария Лядская, главный редактор канала Med2Med.

В то же время, даже без комментариев профессионалов, СМИ часто представляли новость следующим образом:

Телеканал «ЗВЕЗДА»: В Калининграде умер ребенок из-за желания врача сэкономить на лекарстве.

Znak.com: В Калиниграде задержали главврача роддома, которая «дала указание медицинскому персоналу принять все возможные меры, чтобы ребенок не выжил, мотивируя свою позицию высокой стоимостью препарата и ухудшением показателей медицинской статистики.

Сноб: В Калиниграде задержали главврача роддома, которая «дала указание медицинскому персоналу принять все возможные меры, чтобы ребенок не выжил, мотивируя свою позицию высокой стоимостью препарата и ухудшением показателей медицинской статистики.

Павел Брандт, медицинский директор клиники «Семейная», на своей странице в Facebook отреагировал на новую волну ненависти к врачам.  

«Врачи — убийцы. Это факт, который нужно просто принять. Их задача тупо убивать всех, кто попадает в их преступные лапы! Особенно детей!!!», — эмоционально пишет специалист, реагируя на кампанию ненависти в СМИ. Далее он предлагает свой анализ ситуации на основании имеющихся скудных данных.

Во-первых, указывает он, в здравом уме врач не откажет излечимому пациенту в лекарстве, которое есть в наличии. Брандт резонно пишет, что на момент всех публикаций не было толком известно, действительно ли требовался ребенку указанный препарат. В то же время, мотивации отказывать во введении препарата у врачей не было: его нельзя унести домой. Исходя из имеющейся информации, автор анализа предполагает, что врачи, скорее всего, действовали согласно клинической необходимости. Препарат могли не дать в святи с отсутствием показаний. В таком случае врач действительно мог понести ответственность.

Позже появилась информация о том, что новым главным врачом роддома  назначили бывшего руководителя роддома № 1 Олега Седнева. Приход руководителя, не работавшего в данном лечебном учреждении, спровоцировал разговоры о том, что  преследование Белой могло быть частью борьбы за кресло главного врача.

В настоящее время информация о случившемся продолжает оставаться противоречивой.

В Морозовской больнице для спасения 13-летней девочки провели уникальную операцию

В Морозовской больнице провели уникальную операцию 13-летней девочке с аневризмой артерии. В операции принимали участие 27 медиков и длилась она 10 часов. Теперь жизнь юной пациентки в безопасности.

Тринадцатилетняя Вика невольно стала настоящей звездой в мире детских кардиохирургов. Три месяца назад, когда они с мамой были в музее Пушкина, у нее сильно разболелся живот, передает «ТВ Центр». Боль была нестерпимая.

Ни врачи скорой помощи, ни специалисты Морозовской больницы не смогли понять сразу, что происходит. Предварительный диагноз — аневризма верхней брыжеечной артерии — подтвердился на ангиографии. Итог диагностики всех  озадачил. Ведь такая патология встречается только у взрослых.

«Необычность была в том, что произошел полный отрыв верхней брыжеечной артерии. И в ее устье — в том месте, где прижать ее невозможно. Поэтому нестандартные виды операций, которые выполнялись и которые есть и используются у взрослых пациентов, интегрировать на этот случай было невозможно», — рассказал заведующий отделением экстренной кардиохирургии и интервенционной кардиологии Морозовской больницы Михаил Абрамян.

Две недели врачи и семья Вики были в сильнейшем напряжении. Аневризма длиной 6 сантиметров была как мина замедленного действия. Пульсирующая гематома не кровоточила только благодаря стенке брюшины. Но в любой момент могло начаться сильное кровотечение. Хирурги искали похожие случаи не только в российской практике, но и у зарубежных  коллег. Но эффективных методов не было ни у кого. И тогда на консилиуме решили действовать так, как считают нужным. Эндоваскулярные хирурги не только контролировали ход операции на рентген-мониторе, но и раздули специальный баллон, чтобы остановить поток крови в аневризме.

«Если бы не было этого гибридного подхода, тогда, вскрыв аневризму, мы бы получили массивное кровотечение, которое оказалось бы фатальным. И эта методика позволила нам получить несколько минут на то, чтобы найти устье разорвавшейся артерии и начать формирование анастомоза», — отметил Абрамян.

В итоге после 10-часовой операции вместо аневризмы у Вики — сосудистый протез. Сейчас Вика на контрольном обследовании. Но уже давно ни в чем  не ограничена. И врачи с гордостью говорят — «здорова».

Для врачей Морозовской больницы этот случай как экзамен. Благодаря слаженной работе разных специалистов они его выдержали.

Екатерина Гоголева, Андрей Талалай, «ТВ Центр»

Оригинал публикации

«Мы, наконец, дождались со стороны государства понимания того, что онкология – вызов для всех»

Российская онкослужба нуждается в серьезной модернизации — от организации и финансирования до программ обучения врачей, считают эксперты: в Общественной палате ведущие онкологи и пациентское сообщество обсудили перспективы Национальной онкологической стратегии.

Финансирование российской системы здравоохранения осуществляется малоэффективно и не всегда приносит желаемые результаты, а действия ее участников плохо согласованы – к таким выводам пришли авторы недавнего исследования «Здоровое здравоохранение: шаг в будущее для российской медицины», проведенного московским офисом международной The Boston Consulting Group (BCG). Своевременная диагностика, профилактика и реабилитация остаются в неудовлетворительном состоянии, образование врачей низкого качества, а информирование пациентов и медицинская грамотность населения вообще находятся на нуле.

Яркой иллюстрацией этих выводов является состояние отечественной онкологической службы.

На прошлой неделе в Общественной палате РФ, где проходил III Всероссийском конгрессе онкологических пациентов, обсуждались проблемы реализации Национальной онкологической стратегии. В широкой дискуссии приняли участие представители Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!», Российского общества клинической онкологии (RUSSCO), Евразийской Федерации онкологов, депутаты и чиновники.

Национальная стратегия по борьбе с онкозаболеваниями на период до 2030 года была принята на V Всероссийском совещании профильной комиссии по специальности «онкология» 13 ноября 2017 года. Это первый в стране документ, формирующий приоритет онкологии как социальной и медицинской проблемы. Его основные задачи: повышение доступности и качества медицинской помощи, путем определения маршрутизации пациента и комплексного подхода к специализированному лечению, профилактика и снижение уровня инвалидизации.

Реализации намеченных планов мешает, прежде всего, острый дефицит квалифицированных  кадров, особенно в регионах.

Так, в Волгоградской области вместо 40 онкологов работает вдвое меньше, привел пример главный внештатный онколог Минздрава, генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» академик Андрей Каприн. И это еще не самый неблагополучный регион. Работа врача-онколога тяжелая, сопряжена с колоссальной нагрузкой и ответственностью, и очереди на пустующие ставки онкологов в регионах не стоят.

Не самым лучшим образом обстоит и ситуация с подготовкой кадров. «Ревизия учебных базовых программ многих медицинских факультетов выявила полное отсутствие онкологических циклов, – рассказал директор онкологического центра Сеченовского университета, зав. кафедрой онкологии и реконюструктивной хирургии академик Игорь Решетов. – Требуют внимания и программы непрерывного медицинского образования, в том числе ординатуры с переходом на 3-летнее образование: важно не упустить при их формировании вопросы реабилитации, адаптации онкологических пациентов, хосписной помощи».

При этом, следует менять программы обучения не только онкологов, но врачей других специальностей общей лечебной сети – без формирования у них онкологической настороженности невозможно говорить о ранней выявляемости рака. Особенно сложно выявлять рак на ранних стадиях педиатрам, отметил главный внештатный детский специалист онколог Минздрава по ЦФО, зам. директора НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ онкологии им. Н.Н.Блохина Максим Рыков. «Во-первых, детские онкозаболевания не имеют характерных клинических симптомов, во-вторых, у педиатров мало опыта в детской онкологии, учитывая редкость этой патологии: по статистике, в среднем педиатр за свою карьеру встречает всего 8 пациентов с онкозаболеваниями, — пояснил Рыков. – И, в-третьих, многое зависит от работы патологоанатомов, затем онкологов, которые проводят прижизненную диагностику и у которых тоже не так много опыта в детской онкологии, не говоря уже о лучевых терапевтах и прочих специалистах, участвующих в лечении детей».

Нуждается в модернизации и организация онкослужбы

Как подчеркнул зам. генерального директора по научной работе ФГБУ «НМИРЦ», профессор Валерий Старинский, речь идет о создании сети референсных центров на базе ведущих медучреждений России, ведении федерального ракового регистра при расчете статистических показателей заболеваемости злокачественными новообразованиями. А для решения этих вопросов требуется создание новых нормативных документов, согласование позиций Минздрава, правительства и Государственной думы.

Что касается финансирования онкологии, то дефицит средств испытывают и онкодиспансеры в регионах страны, и ведущие федеральные центры. Нередки случаи, когда онкоцентры получают по квоте на лечение больного в десять раз меньше средств, чем требуется, и вынуждены искать деньги самостоятельно. Крайне малы и квоты на одного больного ребенка: 129–137 тысяч рублей. Кроме того, не решены финансовые аспекты организации диагностики и лечения в системе онкологической помощи, говорили специалисты. Следует рассчитывать число коек, новое штатное расписание, решать другие масштабные задачи, как на федеральном, так и на региональном уровне. «Мы проанализировали подушевой тариф ОМС во всех 85 регионах, и он отличается в десятки раз», – привела пример зам. председателя Комиссии по охране здоровья ОП Валентина Цывова.

Без достаточного финансирования и его грамотного использования не приходится говорить и о тиражировании по стране новых технологий.

При этом медико-экономическая эффективность их применения очень высока: «При активном применении современных стационар-замещающих технологий в амбулаторных условиях можно избежать до 70% хирургических операций, скажем, если под контролем лучевых методов проводится склерозирование кисты, исследование секреции соска, различные виды биопсии. Об этом должны знать и врачи, и пациенты», рассказала зав. национальным центром онкологии репродуктивных органов МНИОИ имени П.А. Герцена профессор Надежда Рожкова.

О необходимости информирования и просвещения пациентов и активной роли в этом пациентских организаций говорили и другие участники конгресса.

Кроме того, важно, чтобы пациенты, которые высказывают те чаяния и проблемы, которые видны им изнутри, были услышаны, считает академик Решетов: «они формируют некое техническое задание для развития нашего профессионального сообщества». «У нас есть позиция по ряду вопросов, основанная на опыте пациентов из разных регионов России, которую мы хотим представить врачам и законодателям, — подтвердила глава Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!» Ирина Боровова. – Точно могу сказать, что программы проведения скрининговых исследований, профилактических и реабилитационных мероприятий требуют доработки».

Недавно в НМИЦ радиологии стартовал информационно-просветительский проект «Открытая онкология», направленный на сближение врача и пациента, устранение между ними дистанции, мешающей эффективной борьбе с раком, рассказал руководитель отдела по связи с общественностью и работе с регионами МНИОИ им. А.П. Герцена Александр Гнатюк. Одним из направлений деятельности в рамках проекта является оказание психологической помощи больным и их родственникам. Предусмотрены конкретные шаги по оказанию научной, клинической и практической помощи как пациентам, так и профессиональному сообществу. Что и должно в итоге улучшить оказание онкологической помощи в стране.

«Конструктивный диалог с пациентами – это, безусловно, большой шаг вперед в деле повышения качества онкологической помощи, — считает Боровова. –  Мы надеемся на дальнейшее тесное сотрудничество с врачами и органами власти, предлагаем вынести на широкое обсуждение пациентского сообщества Национальную онкологическую стратегию».

Презентация самой Национальной стратегии ожидается в середине декабря.

Как говорила ранее глава Минздрава Вероника Скворцова, целями, которые необходимо достигнуть, должны стать «увеличение показателей ранней выявляемости онкологических заболеваний и 5-летней выживаемости пациентов после лечения до 70%». Министр признала, что, несмотря на результаты, которых удалось добиться онкологической службе, «пока остаются нерешенными некоторые кадровые и организационные вопросы».

Специалисты надеются, что документ может стать основой для увеличения финансирования и развития инфраструктуры онкологической помощи. «Мы, наконец, дождались со стороны государства понимания того, что онкология – это вызов для всех медицинских специальностей, начиная от врачей первичного звена до реабилитологов», – отметил первый заместитель председателя Комиссии Общественной палаты по охране здоровья, профессор Николай Дайхес.

«До по-настоящему хороших результатов еще далеко»

В Москве проходит первый международный форум онкологии и радиологии. Мероприятие, участие в котором принимают  более 2500 специалистов из России и из-за рубежа, приурочено к 120-летию Московского научно-исследовательского онкологического института им. П.А. Герцена. Масштабная научная программа  и особый, междисциплинарно-комплексный формат  охватывают практически все направления и аспекты онкологии.

В рамках форума проходят 11 узкотематических конгрессов, в том числе по онкоортопедии, нейроонкологии, фотодинамической терапии, организации здравоохранения и сестринскому делу в онкологии. Отдельное внимание уделено образовательной составляющей – впервые в России проходит школа ESTRO (Европейского сообщества специалистов в области радиологии и онкологии) по актуальным вопросам радиотерапии.

Дискуссии, разгоревшиеся на Конгрессе организаторов здравоохранения в онкологии, касались структуры онкологической службы России, анализа сроков лечения от момента начала постановки диагноза, а также учета больных со злокачественными новообразованиями в Федеральном раковом регистре. По словам главного онколога Минздрава, генерального директора НМИЦ радиологии Андрея Каприна, официальные данные о смертности от онкозаболеваний могут быть неполными. В частности из-за того, что специалисты не всегда видят реальную картину: к онкологам не поступают сведения о части умерших на дому, все еще высок и процент диагнозов, которые выставляются уже посмертно.

Онкологической служба в России успешно функционирует с 1945 года, но ее структура устарела и требует пересмотра, отмечали участники конгресса. В частности, онкологическую помощь часто относят к лекарственной и лучевой терапии, а хирургия уходит в другую зону ответственности. Такая ситуация не учитывает характера течения болезни и не может благоприятно отражаться на пациенте, в том числе, на больных детях. Как и тот факт, что нормативная база по прижизненной морфологической диагностике катастрофически далека от реалий сегодняшнего дня, когда именно заключение патоморфологов становится для онкологов главным руководством к принятию решений по дальнейшей тактике лечения.

Фото: Яна Аскерова

Кроме того, по словам ученого секретаря Ассоциации онкологов РФ, зам. директора по науке МНИОИ им. П.А.Герцена Валерия Старинского, сегодня следует говорить не просто о маршрутизации пациентов, но и о времени прохождения всех необходимых этапов больным с онкологическим диагнозом. А для этого необходимо объединение усилий главных врачей онкоцентров, главных онкологов всех регионов, общая координация их деятельности.

«В последние годы удалось увеличить выживаемость, возросли показатели выявления онкопатологии на 1-2 стадии, уменьшилась одногодичная летальность. Многие индикаторы улучшились, но до по-настоящему хороших результатов еще далеко, – признал Каприн. – К сожалению, заболеваемость будет расти. А врачи первичного звена, как правило, не особенно сильны в вопросах онконастороженности. И в этих условиях мы ставим задачу снижать смертность или как минимум удерживать ее в прежних пределах».

В кулуарах конгресса его участники говорили об оторванности отечественных разработчиков медицинской техники от тех, кто ее использует, о тормозящей развитие отрасли неповоротливой системе регистрации новых лекарств и оборудования, которые уже используются во всем мире, в том числе, в странах-партнерах России по ЕАЭС. А также об обнищании отрасли и прямой зависимости уровня медицины от ее финансирования.  

Впрочем, сейчас появилась надежда на улучшение ситуации. Более двух третей средств, выделяемых на утвержденный в начале сентября нацпроект «Здравоохранение» (964,7 млрд рублей) будет направлено на развитие онкологической помощи. Планируется переоснастить онкологические центры и диспансеры с заменой тяжелой техники – КТ, МРТ и ускорителей, создать 18 федеральных референс-центров, развивать амбулаторные онкологические службы для оперативной диагностики. Результатом федеральной программы должно стать также решение кадровой проблемы и создание комплексной модели оказания онкологической помощи.

Следственный комитет на защите прав плода

Следственный комитет предлагает ввести термин «плод человека» в статью Уголовного кодекса, касающуюся ненадлежащего качества оказания медпомощи. Сегодня не существует уголовной ответственности за гибель ребенка до момента его рождения, и при этом к сфере акушерства относится почти треть всех жалоб, поступающих в правоохранительные органы. Медицинское сообщество категорически против этой инициативы.

Плод, как «субъект уголовного права»

Проект новой статьи УК 124.1.  «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)» обсуждался на совещании Следственного комитета России (СК) и Национальной медицинской палаты с участием представителей Минздрава, специалистов в сфере неонтологии, акушерства и гинекологии, патологоанатомов и судебных экспертов. (Сегодня СК и Нацмедпалата совместно работают над проектом  специальной статьи в УК,  в рамках которой будут расследовать дела медработников).

Как считают в СК, плод человека следует считать субъектом уголовного права и этот термин должен присутствовать в новой статье Уголовного кодекса, в рамках которой будут расследоваться дела медицинских работников.В Конституции записано право на материнство, и если беременность развивается нормально, но из-за неверных действий или халатности врачей происходит гибель плода, то виновные должны понести наказание, заявил зам. руководителя Главного управления криминалистики СК Анатолий Сазонов.

Для ведомства этот вопрос «принципиальный», отметила руководитель управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений СК Евгения Минаева. «Число жалоб по факту гибели плода растет, возбуждаются уголовные дела, и зачастую судебно-медицинские эксперты устанавливают прямую причинно-следственную связь между действиями врачей и гибелью плода, — рассказала Минаева. –  Но так как плод еще не отделился от матери, то по закону гибель до момента рождения не попадает под статьи УК, и мы не можем привлечь к ответственности врачей за ненадлежащее оказание помощи при родовспоможении и вынуждены прекращать уголовное преследование». 

У медиков инициатива СК понимания не нашла  

По словам председателя Совета Российского общества неонатологов Дмитрия Дягтерева, возможности современной перинатальной диагностики не позволяют точно установить причины гибели плода. И все, что называется гипоксией плода – это обобщенные понятия, которые могут быть связаны с десятком различных внутриутробных состояний и никак  не зависят от действий или бездействий акушера-гинеколога. Следователь никогда не сможет точно сказать правильно или неправильно врач вел роды и беременность, а у медицинских экспертов мало объективных данных, считает эксперт.

«Мы все и так работаем в рамках законодательства, есть порядок оказания медпомощи, протоколы и клинические  рекомендации и если врач нарушил стандарты, то он будет наказан», – напомнила главный акушер-гинеколог Минздрава РФ Лейла Адамян. По ее словам, нельзя обвинять врачей, которые не всесильны – беременность часто бывает непредсказуема, осложнена различными генетическими патологиями, и иногда образом жизни, который ведет будущая мать.

А директор НМИЦ акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова Геннадий Сухих и вовсе увидел в предложении СК конфликт интересов. «Если принять статью в нынешнем виде мы получим не десятки и сотни, а десятки тысяч судебных разбирательств. Сегодня родился целый разряд юристов, который зарабатывает на этом», — напомнил Сухих.

Судмедэксперты предлагают не торопиться

Судебно-медицинские эксперты полагают, что вводить термин «плод» в уголовное законодательство преждевременно – это приведет к серьезным противоречиям.  По словам представительницы Ассоциации судебно-медицинских экспертов Олеси Веселкиной, в сфере акушерства, действительно сконцентрирован значительный поток жалоб (20-30% от общего числа). Однако, практически не бывает однозначных ситуаций, когда экспертиза может установить прямую причинно-следственную связь между действиями врачей и гибелью плода. «Формулировка в проекте статьи фактически ставит  знак равенства между гибелью плода и причинением тяжкого вреда здоровью, что далеко не всегда соответствует действительности. Такая формулировка может привести к тому, что уголовные дела будут назначаться по каждому случаю гибели плода», – сказала Веселкина.

А как у них

Ни в одной стране мира плод не фигурирует как субъект уголовного права, не рассматривается как самостоятельная личность и до момента рождения не считается самостоятельным организмом, заявила Адамян, подчеркнув, что специально изучала этот вопрос.

«Европейский суд по правам человека тоже не расценивают не рожденных детей как субъекты права, — напомнила руководитель департамента медпомощи детям и службы родовспоможения Минздрава Елена Байбарина.  – Как бы мы в таком случае расценивали аборты по медицинским показаниям или по желанию женщины?  Нельзя рассматривать в одном флаконе ненадлежащее оказание помощи и плод, который не является субъектом права».

Что делать

Юрист Национальной медицинской палаты Лилия Айдарова предложила в качестве компромиссного варианта внести изменения в другие нормативные акты, которые дадут возможность реагировать на нарушения и жалобы, связанные с потерей плода.

Мнения самих медиков разделились. Одни предлагали дополнить определение тяжкого вреда здоровью женщины положением о том, что оно было вызвано прерыванием беременности (гибелью плода). Другие настаивали на том, что если врач действительно допускает дефект оказания помощи, то решать  его судьбу должно врачебное сообщество, а не следственные органы. При этом наказание может быть очень жестким –  вплоть до запрета заниматься профессиональной деятельностью, как это и делается в развитых странах.

Воздержаться от сомнительных изменений попросил СК и президент Нацмедпалаты Леонид Рошаль. «Сегодня это приведет лишь к шквалу жалоб, под которыми будет погребен Следственный Комитет, – уверен Рошаль. – Для меня главным результатом нашей совместной работы станет такая статья в УК, где будет написано, что за неумышленные осложнения врач не будет сидеть в тюрьме».

«Волна здоровья-2018»: в Крыму ждут московских врачей

Второго сентября по приморским городам отправляется тринадцатая «Волна здоровья» — девятипалубный корабль «Князь Владимир» с бригадами врачей федеральных медицинских центров и диагностическим оборудованием посетит Сочи, Новороссийск, Симферополь, Ялту и Севастополь.

Теплоходный «десант»

Ежегодную «Волну здоровья» уже 12 лет подряд проводит в российских регионах «Лига здоровья нации», ее основная задача – оказание врачами ведущих медцентров столицы адресной помощи детям, страдающим врожденными пороками сердца, нарушениями зрения, слуха и другими заболеваниями. С 2006 года «Волна здоровья» прошла по Каме, Дону, Волге, Иртышу, Лене, Неве, Ладожском и Онежскому озерам и охватила более 44 населенных пунктов страны в семи федеральных округах. За это время были обследованы и получили консультации специалистов более 10 тыс. детей, а более 1,5 тыс. получили медпомощь в лучших клиниках страны.

Кроме медицинской, у акции есть образовательная составляющая: организация обучающих семинаров и консультаций для специалистов. А также информационно-пропагандистская: направленные на формирование здорового образа жизни фестивали, концерты, спортивные состязания.

В первые годы многие родители приводили на теплоход детей сами, сейчас списки нуждающихся в консультации детей и медицинские документы предоставляют местные департаменты здравоохранения. Кроме того, врачи отбирают детей, нуждающихся в лечении в федеральных центрах, и, если нет квот, стараются собрать для них какие-то средства. Сегодня успешная акция стала практически официальной. Уже несколько раз ее началу предшествовала пресс-конференция с участием министра здравоохранения Вероники Скворцовой.

«Волна – 2018»

Нынешняя акция пройдет с 2 по 9 сентября в Крыму и Краснодарском крае. Ее организатором выступает благотворительный фонд «Звезды Детям», на эти цели будет использован предоставленный организации грант президента РФ на развитие гражданского общества.

Специалисты Бакулевского центра, ФНКЦ оториноларингологии, МНТК «Микрохирургия глаза» им. С.Н. Федорова, ЦНИИ стоматологии и челюстно-лицевой хирургии, Эндокринологического научного центра и другие будут консультировать детей прямо на борту теплохода. Кроме того, специалисты Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. Кулакова проведут консультации женщин репродуктивного возраста – беременных или планирующих беременность. «Этот коллектив специалистов высоченного уровня квалификации, которая едет, позволяет действительно провести очень качественные осмотры детей и отобрать их для оказания медицинской помощи разной сложности, включая уникальные высокотехнологичные операции в лучших центрах нашей страны», — отметила на пресс-конференции Вероника Скворцова.

Кроме того, министр поблагодарила руководство Краснодарского края, Республики Крым и  Севастополя за подготовку к проведению этой акции. В каждом городе в заранее подготовленных списках значатся сотни детей, которых местные минздравы отобрали для консультаций со столичными специалистами. «Мы направили в федеральные центры списки детей – 142 ребенка уже сегодня подготовили, чтобы врачи могли заранее ознакомиться, с какой патологией им предстоит иметь дело на территории Севастополя, — рассказал представитель городского департамента здравоохранения Михаил Малишевский. – Это дети, как правило, инвалиды, с очень тяжелыми соматическими заболеваниями, заболеваниями опорно-двигательного аппарата и эндокринной системы».

Не откажут никому

Каждого ребенка будут сопровождать не только родители, но и местные врачи, знакомые с историей болезни. У этих детей появляется шанс получить верный диагноз и возможность отправиться на лечение в Москве. «Мы проводим эту акцию для того, чтобы выявить детей, которых невозможно прооперировать и пролечить на месте. В результате мы их забираем в федеральные центры и таких детей очень много», — рассказал глава «Лиги здоровья нации», директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева академик Лео Бокерия. Однако, как подчеркнул он, обратиться за помощью могут все желающие, за много лет проведения акции никому не было отказано. Но врачи просят приходить на обследование  подготовленными – взять с собой историюболезни, результаты анализов и обследований, а в идеале прийти вместе с лечащим врачом.

Кроме того, врачи-педиатры Детского медицинского центра Управления делами Президента РФ проведут мастер-классы для молодых родителей и ответят на насущные вопросы по уходу и грудному вскармливанию младенцев. А специалисты МЧС России расскажут, что нужно знать о первой помощи и обучить основным элементам ее оказания (сердечно-легочная реанимация, инородное тело в дыхательных путях). Помимо медицинской части, в каждом городе в этом году пройдет фестиваль «Сохрани свое здоровье» и акция «10 тысяч шагов к жизни» — именно столько – чуть больше 7 км в день должен проходить каждый человек.

Фильм («Альфа-Омега Медиа») — https://youtu.be/62qFn2VBR1M

Возобновлено следствие по делу Елены Мисюриной

Московский городской суд вернул уголовное дело в отношении врача-гематолога  на дополнительное расследование в следственное управление ЮЗАО Главного следственного управления СК России по городу Москве. Ведомство обещает, что расследование будет объективным, для чего уголовное дело даже было передано другим следователям. Но в «Лиге защиты врачей» считают, что следствие носит прежний обвинительный уклон и тенденция назначать рядовых врачей «козлами отпущения» в проваленной реформе здравоохранения не изменилась.

Непотопляемое «дело»

Как сообщил во вторник СК РФ, по уголовному делу Елены Мисюриной будут проведены дополнительные следственные действия «для устранения препятствий его рассмотрения судом». Ведомство заверило, что при этом «будут учтены все поступившие обращения, ходатайства по данному уголовному делу». В частности, для «объективного расследования» и «установления точной картины произошедшего» уголовное дело передано в другое следственное подразделение ГСУ СКР по городу Москве.

Ранее с просьбой отстранить следователя, который вел дело врача-гематолога, к и.о. главы ГСУ СК России по Москве полковнику юстиции Андрею Стрижову обратилась «Лига защиты врачей». Как говорится в документе, врачебное сообщество встревожено тем, что следствие возобновило это дело, а также личной позицией ведущего расследование следователя по особо важным делам Макарчева. Следователь продолжает считать Мисюрину виновной и «подменяет своим оценочным суждением реальные результаты следствия», уверены в организации. «Лига защиты врачей» выразила готовность сотрудничать со следствием, в частности, «сформировать комиссию из ведущих профильных специалистов для проведения независимой экспертизы».

«#яЕлена Мисюрина»

Напомним, 22 января этого года руководителя гематологической службы московской больницы № 52 Елену Мисюрину признали виновной в оказании услуг ненадлежащего качества, что привело к смерти пациента. Следствие по данному делу тянулось более 4 лет. В июле 2013 года Мисюрина провела пациенту, страдающему лейкозом, диагностическую процедуру — трепанобиопсию (забор образцов костного мозга и костной ткани) в частной клинике «Генотехнология». И, по версии следствия, нарушила «методику, тактику и технику выполнения указанной манипуляции», повредив кровеносные сосуды. Смерть пациента наступила спустя несколько дней в  клинике «Медси», где он был прооперирован, однако к врачам этого учреждения вопросов у следствия не возникло. Мисюрину приговорили к тюремному заключению, но после поднявшейся в профессиональном сообществе волны возмущения выпустили из-под стражи, не оправдав.

По словам президента Лиги защиты врачей Семена Гальперина, рядовых врачей и руководителей клиник, которые подписывали петиции в защиту гематолога и выставляли на своих страницах в соцсетях аватар «#яЕлена Мисюрина», возмутила неадекватность приговора и абсурдность самого обвинения. Но о несправедливости обвинения говорили не только они. За Мисюрину вступились эксперты с мировым именем, давшие заключение об отсутствии причинно-следственной связи между действиями гематолога и гибелью пациента (в том числе, основоположник отечественной гематологической школы академик Андрей Воробьев).

И даже власти Москвы. «Академик Воробьев – человек, прославивший отечественную гематологию, во всем мире используют именно его классификацию кроветворения. Если бы я был судьей, экспертиза Воробьева перекрыла бы для меня мнение всех экспертов, вместе взятых», -  заявил обычно призывающий к сдержанности заммэра Москвы по вопросам социального развития, заслуженный врач РФ Леонид Печатников.

«В обществе большой запрос на наказание виновного»

«Дело Мисюриной» вызвало также новую волну обсуждения кампании по борьбе с «ятрогенными преступлениями», начатой Следственным комитетом осенью прошлого года. Врачи возмущались стремлением силовиков к криминализации любых неудачных медицинских процедур, отмечая, что сам термин «ятрогенные преступления», который активно продвигает СК РФ, позволяет отправить в тюрьму практически любого врача, чей пациент скончался от какого-либо заболевания.

Возникали у медиков и вопросы к самому следствию и суду. В частности, почему, все привлеченные следствием эксперты ссылались только на заключение не являющегося судебным экспертом патологоанатома «Медси», который провел исследование, не имея ни лицензии медучреждения, ни подписи главврача. По словам Гальперина, парадокс «дела Мисюриной» заключается в том, что тут судебно-медицинской экспертизы не было, как таковой. Несколько назначенных следствием по своему выбору врачей сделали заключение на основании написанных тем же патологоанатомом материалов вскрытия.

«Впереди непростые времена»

Несмотря на решение Мосгорсуда, выявившего нарушения в ходе расследования, которые привели к необоснованному обвинению, следствие по делу продолжается и носит прежний обвинительный уклон, говорит Гальперин. По его словам, сегодня, когда «оптимизация» практически уничтожила отечественное здравоохранение, в обществе очень большой запрос на наказание виновного. «Мы расслабились, решив, что угроза преследования врачей по профессиональному признаку миновала, это была ошибка, — считает Гальперин. – Впереди непростые времена, и мы должны быть готовы дать отпор любой попытке сделать врачебное сообщество козлами отпущения в проваленной реформе здравоохранения».

«У нас, действительно, проблемы с качеством и доступностью медпомощи, – говорит член «Лиги защиты врачей» врач-эндокринолог Ольга Демичева. – Но завтра проблем не будет, потому что не будет никакой помощи вообще. Вспомните великую цитату Вотчала: трусливый врач – самый опасный врач, он найдет тысячи способов ничего не делать для больного. Мы все оказались под ударом – и врачи, и пациенты. У нас легко принимают закон об уголовной ответственности врачей за ошибку, но категорически не принимают закон о страховании врачебной ответственности». 

Врачебные ошибки должны быть декриминализированы

По мнению экспертов, дело Мисюриной демонстрирует, что в нашей стране нет цивилизованных методов решения конфликтов между пациентами и врачами, экспертиза неграмотна или ангажирована, а предоставляемая законодательством возможность уголовного преследования медиков приводит к тому, что вместо поиска причины гибели пациента просто назначают крайних.  

По словам члена Экспертного совета при Росздравнадзоре, президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе, д.м.н. Алексея Старченко, врачебные ошибки должны быть декриминализированы. Дело Мисюриной следовало рассматриваться в справедливом гражданском процессе, который бы определил суму компенсации со стороны клиники, как юридического лица. Однако, сегодня руководству медучреждения проще подвести под уголовную ответственность врача, так можно избежать репутационного ущерба и расходов на выплату возмещения вреда. Обвинить рядового врача удобно руководству не только «родного», но и «чужого» медучреждения – нередки случаи перекладывания своей ответственности на другую, менее статусную клинику.

Ситуация сможет измениться лишь тогда, когда уголовные преступления с неосторожной формой вины будут переведены в разряд административных правонарушений, считает и судмедэксперт, ведущий юрист компании «Ремез, Печерей и Партнеры» Иван Печерей. По его словам, следует отделить врачебную ошибку от халатности, для чего в законодательстве должна появиться административная статья с четким определением ошибки, которая устроила бы медицинское сообщество.

«Людей заново восстановить не так просто, как здания»

Президент МОО «Лига защиты врачей» Семен Гальперин рассказал МедНовостям о продолжающейся «оптимизации» здравоохранения,  методах «обеспечения финансовой стабильности» медучреждений,  а также о том, возможно ли отстоять права врача при массовых сокращениях или увольнениях из-за личных конфликтов с руководством.

Семен Николаевич, российские власти признали, что оптимизация здравоохранения была проведена с «перегибами». А в новых майских указах президента восстановление медучреждений в небольших населенных пунктах даже значится среди стратегических задач развития страны. Жизнь налаживается?

— Действительно, после того, как в результате «оптимизации» были уничтожены сотни государственных учреждений, и начались массовые протесты лишившихся работы медиков и оставшихся без помощи пациентов, наверху признали, что оптимизация дала «неожиданные» результаты, и надо откатывать обратно. Этот процесс уже идет, и я видел отчеты о заново отстроенных зданиях для ликвидированных ранее ФАПов. Но проблема в том, что работать сегодня в них некому. Восстановить заново людей не так просто, как  здания.

Но, может быть, сделанные «наверху» выводы предотвратят  новые сокращения?

— То, что мы видим сегодня, не дает повода для оптимизма. История с оптимизацией здравоохранения повторяет историю с приватизацией промышленности – лозунги были те же самые. Тогда ведь тоже никто не призывал уничтожать заводы, наоборот, говорили о том, что нужно рационализировать производство, объединить усилия государства и бизнеса, чтобы достичь уровня развитых стран. Теперь у нас нет ни заводов, ни инженеров, а история повторяется в социальной сфере. Но поскольку социальная сфера законодательно запрещена к приватизации, придуманы ее новые варианты – концессия, государственно-частное партнерство. То есть,  формально никто здравоохранение не приватизирует, но на самом деле решаются прежние задачи  – перекачка прибыли в руки частных собственников. Более того, сейчас начался новый этап «оптимизации» – сокращение федеральных медицинских и научных учреждений.

Например.

— Например, недавно стало известно  о том, что в Научно-исследовательском институте глазных болезней, расположенном, кстати, «совершенно случайно» в достаточно престижном месте в центре Москвы произошла смена руководства.  Пришла команда так называемых оптимизаторов или, как принято говорить среди медиков, ликвидаторов. И сейчас люди, не имеющие даже медицинского образования, решают, как изменить работу одного из ведущих научных учреждений страны. Увольняются профессора, окулисты и хирурги с мировым именем. В предварительных уведомлениях о предстоящем сокращении им предложили имеющиеся должности уборщиков, санитаров и бухгалтеров.

При этом, представители новой администрации заявили на пресс-конференции о планах нанять работников из регионов, которые делают по 400 операций в год. То есть, речь идет о том, что клиника должна зарабатывать деньги на большем количестве процедур, вне зависимости от их качества и того, кому они нужны. Вопрос о сохранении клинической базы, научной школы, уровня подготовки кадров никого не интересует. А ведь чтобы подготовить научную школу учреждению такого масштаба требуются десятки лет.

И опять «совершенно случайно» эта ситуация совпала с изменениями в законодательстве, разрешившими сдавать в концессию учреждения федерального уровня. Так что будет дальше с институтом, предсказать сложно. Аналогичный процесс «оптимизации» начался и в Центре патологии речи и нейрореабилитации под руководством академика Шкловского.

А что будет с людьми?

Их постараются сократить с наименьшими потерями для бюджета. Существует закон о массовых сокращениях (когда одновременно увольняется от 30% сотрудников), гарантирующий людям определенные компенсации. Но чтобы обойти его, придумана хитрая тактика: увольняют не сразу всех, а поочередно, чтобы не выйти за «лимит» в текущем месяце. Протестовать против разрушения института начали его сотрудники, теперь подключились пациенты. А это огромное число людей, которые получали здесь длительную помощь, и которых, видимо, тоже решено оптимизировать. Во всяком случае, врачи, которые их лечили по многу лет, теперь клинике не нужны.

Но мы надеемся, что поднявшаяся волна возмущения затормозит этот процесс. Сейчас за медиков вступился независимый профсоюз «Действие» и наша Лига, но по опыту можно сказать, что если решение принято где-то на самом верху, то окончательный результат будет столь же печален, как и во всех остальных историях с оптимизацией.

А бывает, что решение оптимизировать подведомственное медучреждение принимается не «на верху», а в кабинете главного врача?

— Такое распространено повсеместно, со своими региональными нюансами.  В Москве сокращения прошли быстрее, но здесь экономический интерес касался не только непосредственно самих клиник – в столице самая дорогая земля и недвижимость. В каких-то регионах «оптимизация» еще только начинается, а где-то уже уничтожено достаточно большое количество медучреждений.  В стационарах сокращают ставки, выезжая за счет интенсификации труда оставшихся врачей. В поликлиниках терапевтов заставляют работать на два-три участка. Может поменяться название учреждения, распределение нагрузки, существует масса ухищрений, позволяющих реорганизовать работу так, чтобы уничтожить клинику, но формально сохранить отчетность.

При этом, тот факт, что пациенты остаются без качественной помощи, никого не волнует, сегодня организаторов здравоохранения интересуют только финансовые показатели. От любого главврача требуют две вещи: чтобы он обеспечивал финансовую стабильность и внешнее спокойствие, то есть, чтобы не было возмущений – медиков и населения. Если он с этим справляется, то может делать все, что хочет, никто не будет разбираться с тем, что происходит в его учреждении.

И с тем, каким путем и за счет кого он добивается этой финансовой стабильности?

— И это тоже. К нам в Лигу обращаются за помощью люди из разных регионов, и чаще всего речь идет о том, что их вынуждают подавать заявление об увольнении по собственному желанию. Это самый удобный для администрации способ избавиться от «лишних» или ставших нежелательными по какой-то причине работников. И многие не выдерживают давления и запугивания увольнением по статье. Обещать создать человеку такие условия, что он вообще никуда устроиться не сможет – очень распространенная практика. И касается это не только оптимизации расходов. Случаются личные конфликты, или человека увольняют ради того, чтобы освободить его место для кого-то другого.

Недавно мы разбирались в ситуации, когда молодой окулист из Солнечногорска была уволена из филиала одной из известных сетевых клиник после конфликта, связанного с полученной ею травмой. Будучи на работе, доктор упала на скользкой лестнице (в клинике шел ремонт), но администрация отказалась оформлять это, как производственную травму. Причем, когда я по телефону разговаривал с главным врачом, он заверил, что все будет сделано по правилам. Но потом приехало начальство из Москвы, на доктора начали давить сразу несколько человек, она расплакалась и подписала, все, что от нее требовали.

Еще пример, не имеющий отношения к финансам медучреждения. Уральская врач-педиатр отказалась выдать ребенку справку для спортивной секции без осмотра, хотя просьба об этом поступила от главврача. Конфликт кончился увольнением, и тоже «по собственному желанию». По моему совету она на следующий день попыталась забрать это заявление обратно, но его уже подписали задним числом. Вообще после подачи такого заявления уже очень трудно повернуть дело обратно.

И в целом сопротивляться увольнению, наверное, труднее в одиночку

— Не всегда, зачастую личные конфликты решаются легче. Когда идет уничтожение всего медучреждения, то бороться очень сложно, и опыт такого сопротивления в нашей стране пока еще небольшой. Если же это какая-то частная ситуация, то при условии поддержки независимого профсоюза шансов больше. Более того, если это просто конфликт с администрацией, и человек чувствует свою правоту, то при наличии качественной юридической поддержки всегда можно надеяться на победу. Главное в такой ситуации помнить, что закон стоит на стороне работника – нельзя уволить человека без оснований.

Что бы вам не говорили в пользу «мирного» решения конфликта, как бы не угрожали испортить вам послужной список – это пустые угрозы. Если вам говорят, что вы не устраиваете администрацию, или у клиники есть какие-то свои интересы, нужно отвечать примерно следующее: «Я работаю у вас официально, увольнение создает для меня проблемы, я многое теряю, и вы должны это тоже учитывать». Если вас вывели из себя, и терпения спорить больше нет, скажите, что должны обдумать ситуацию, и уходите, не подписывая никаких бумаг. Как правило, у администрации всегда есть несколько вариантов решения спора, кроме вашего увольнения по собственному желанию. Минимум, на что можно рассчитывать – увольнение по соглашению сторон, дающее право на дополнительные бенефиты, хотя бы отчасти компенсирующие потери от вынужденного увольнения.

Если клинике больше не нужна ваша должность, и другой работы в ней для вас нет, требуйте, чтобы увольнение проводилось по закону – приказом о сокращении, при котором работнику положена определенная компенсация. Иногда могут предложить вариант с переводом, и требуют при этом написать два заявления – об увольнении и приеме на работу.  Согласившись на это, вы теряете отпуск, льготы. Все должно быть оформлено законным путем – приказом о переводе. Тем более, если вас не устраивает новое место работы, перевод можно будет оспорить.

Можно оспаривать любые приказы руководства, связанные с вашей работы, но нельзя оспаривать ситуацию, когда вы сами подписали заявление об увольнении по собственному желанию. После этого вы теряете все свои права. И это наиболее частая и фатальная ошибка в конфликте с администрацией учреждения – доказать потом в суде, что такое заявление было написано под давлением, практически невозможно.

А чем может помочь в таких ситуациях профсоюз?

Официальный профсоюз – ничем. Проблема в том, что его руководство, как правило,  не защищает медработников, и в любых ситуациях становится на сторону администрации. Особенно это касается Московского профсоюза медработников. Но сегодня растут возможности общественных организаций, независимых профсоюзов, и благодаря этому, ситуация понемногу меняется. Достаточно сильные отделения профсоюза «Действие» есть уже в десятках российских городов. Открыта прямая телефонная линия правовой поддержки медработников. И есть примеры серьезных побед этого профсоюза. Когда надежды на официальный профсоюз больше нет, нужно вступать в независимые медицинские профсоюзы, самоорганизовываться. Сопротивление всегда приносит результаты, и только объединение способно дать силу к сопротивлению.