Сложности с одеванием и покупками в среднем возрасте грозят тяжелыми последствиями в старости

По данным исследования, опубликованного в JAMA Internal Medicine, сложности в выполнении рутинных задач в повседневной жизни у людей зрелого возраста указывают на высокий риск госпитализации, помещения в дома престарелых и другие заведения для ухода, а также преждевременной смерти.

Исследователи Медицинской школы Перельмана Пенсильванского университета, провели когортное исследование (1992, 1998 и 2004) с участием 5540 человек в возрасте от 50 до 56 лет без нарушений функционирования на момент начала исследования. Информация предоставлялась в виде самоотчетов, оценки проводились до 2014г., раз в два года. Участники, у которых развивались нарушения функционирования в возрасте от 50 до 64 лет, были сопоставлены по возрасту, полу и волне обследования с участниками без нарушений.

Нарушения, касающиеся элементарных действий по самообслуживанию, определялись как трудности, связанные с выполнением одного или нескольких следующих действий: купание, одевание, передвижения, туалет, еда и ходьба по комнате.

Нарушения инструментальных действий по самообслуживанию – как затруднения при выполнении одного или нескольких следующих действий: распоряжение деньгами и медикаментами, покупка продуктов, приготовление еды и осуществление телефонных звонков.

«Пожилые люди, у которых возникают такие трудности, часто из-за слабости и других возрастных состояний, подвергаются повышенному риску использования неотложной помощи, приема в дом престарелых и смерти. Однако неизвестно, имеются ли схожие прогностические значения у нарушений функционирования, развивающихся у людей среднего возраста и имеющих разные предпосылки», – сказала ведущий автор исследования Ребекка Т. Браун (Rebecca T. Brown).

Исследователи обнаружили (в возрасте от 50 до 64 лет, в течение всего периода исследования) у 19,8% участников (1097 человек) нарушения в способности выполнять элементарные повседневные действия, а у 15,5% (857 человек) – инструментальные действия. По сравнению с пациентами без нарушений, у них был повышенный риск госпитализации, приема в центры сестринского ухода и смерти.

После многофакторной корректировки у пациентов с нарушениями в выполнении элементарных действий оказался значительно более высокий риск госпитализации и приема в центры сестринского ухода. Что касается пациентов с нарушениями в выполнении инструментальных действий, вероятность всех трех исходов у них была высокой.

«Наши результаты показывают, что даже у относительно молодых людей нарушения функционирования имеют важные клинические последствия», – заключили исследователи.

«Выбрать, кому предоставить лечение в первую очередь, а кому подождать, всегда не просто»

С появлением современных противовирусных препаратов, гепатит С официально признан излечимым заболеванием. Тем не менее, в России он продолжает уносить множество жизней. В условиях дефицита финансирования  лечение получают в основном больные с циррозом печени. Но есть и другие группы сложных пациентов – например, дети и подростки, зараженные, в том числе, в медучреждениях. Об этом говорили на пресс-конференции, посвященной новым возможностям безинтерфероновой терапии гепатита С у подростков.

Самые уязвимые

В мире хроническим вирусным гепатитом С болеют порядка 13,2 миллионов детей в возрасте 1-15 лет. В России гепатит С значительно более распространен среди детей и подростков, чем в странах Европы и США. По данным Референс-центра по мониторингу за вирусными гепатитами, в нашей стране почти 17 тысяч детей в возрасте до 17 лет инфицированы гепатитом С.

Чаще всего российские дети заражаются гепатитом С в медицинских учреждениях и от матерей. Для подростков, как и для взрослых, добавляются такие факторы риска, как пирсинг и нанесение татуировок, маникюр и педикюр, если при этих манипуляциях используется недостаточно качественно стерилизованный инструментарий или нестерильная краска (для татуировок).  

«Гепатит С распространен повсеместно, – рассказала заведующая отделением педиатрической гастроэнтерологии, гепатологии и диетологии ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии», д.м.н., профессор РАН Татьяна Строкова. – В последние годы значительно увеличилось количество пациентов, инфицированных от матерей, больных хроническим гепатитом С. В целом заболевание характеризуется медленным прогрессированием и формированием грозных внепеченочных проявлений болезни, что ухудшает прогноз и качество жизни пациентов».

Все это требует своевременной диагностики и назначения противовирусной терапии, подчеркнула эксперт.  Только это позволит снизить риск прогрессирования заболевания, включая развитие цирроза и рака печени, а также внепеченочных проявлений (эндокринных, сердечно-сосудистых, аутоимунных и онкологических заболеваний). «Из-за увеличения периода инфицирования эти осложнения могут проявляться уже в молодом возрасте. В связи с этим необходимо введение в рамках диспансеризации детей обследования на маркеры вирусного гепатита С, а при необходимости проведения ПЦР диагностики для определения показаний к проведению противовирусной терапии», — считает профессор Строкова.

Конец эры интерферонов

Проблема лечения гепатита С у детей и подростков дольше всего оставалась не решенной. В то время, когда количество современных, эффективных и безопасных опций для лечения хронического гепатита у взрослых постоянно расширялось, детские специалисты могли использовать только интерфероновые схемы терапии. В некоторых случаях они спасали детские жизни, когда болезнь начинала активно развиваться. Но назначались с осторожностью и только в случаях ухудшений, и далеко не всегда помогали. В 2019 году ситуация в России изменилась. Теперь подросткам в возрасте от 12 лет также доступно эффективное и безопасное лечение хронического гепатита С.

«Появление возможности остановить распространение социально-значимой инфекции, приводящей к хроническим заболеваниям и ложащейся серьезным бременем на систему здравоохранения, это хороший шанс внести значимый вклад в охрану здоровья детей и подростков, – подчеркнула главный внештатный педиатр Московской области, д.м.н. Нисо Одинаева». Есть ряд проблем, например, отсутствие КСГ для детей, сложности с диагностикой и маршрутизацией, но все они решаемы, считает эксперт. Сейчас в Московской области обсуждается программа профилактики и лечения вирусных гепатитов у детей, создание детского Гепатологического центра. «Для внедрения нового подхода к лечению требуется некоторое время. Однако завершение эры интерферонов с тяжелыми побочными эффектами и низкой эффективность, и начало безинтерфероновой эры лечения гепатита С у подростков позволяют нам убедиться в реальности выполнения цели ВОЗ по элиминации вирусных гепатитов», — считает профессор Одинаева.

Дискриминация по месту жительства

Проблему признают и в Минздраве – недавно в ведомстве заявили о планах по разработке проекта федерального закона «О предупреждении распространения вирусных гепатитов». Однако, как это часто бывает, основная проблема связана с финансированием. «В ситуации, когда медицина способна вылечить каждого больного хроническим вирусным гепатитом С, отсутствие в регионе долгосрочной стратегии и программы по лечению гепатитов выглядит как пренебрежение нуждами жителей региона», — считает председатель правления МОО «Вместе против гепатита» Никита Коваленко.

Тем не менее, ситуация обстоит именно так. В России зарегистрированы препараты, быстро справляющиеся с этой инфекцией, однако регионы, в которых пациентам доступно современное лечение, можно пересчитать по пальцам. Медновости рассказывали об опыте Орловской области, где доля больных, охваченных лечением за счет региона приближается к 100%. В других регионах с трудом удается добиться лечения 50-200 пациентов в год, и это еще лучшие примеры.

Даже в Москве, где действует масштабная программа по борьбе с вирусными гепатитами, приходится выбрать, кому в первую очередь оказать помощь. «Очень важно, чтобы каждый житель Москвы с хроническим вирусным гепатитом был направлен в наш центр, и прошел полное обследование. Наша задача – расставить приоритеты, кому в первую очередь назначать терапию, и грамотно подобрать схему лечения, чтобы мы могли  пролечить как можно больше пациентов. Каждый год терапию гепатита С получают всё больше больных в рамках региональных и государственных программ: в 2016 году было пролечено 1900 человек, в 2017 году – уже 2676, и в 2018 году – 3695 пациентов», — рассказала на пресс-конференции заведующая дневным стационаром Центра по лечению хронических вирусных гепатитов столичной Инфекционной клинической больницы №1, к.м.н. Марина Русанова.

Тяжелый выбор

Задача выбрать, кому в первую очередь оказать помощь, когда средств на лечение всех нуждающихся не хватает, невероятно сложна. В том числе, с этической точки зрения. Но российским медкам приходится ее как-то решать.

«Выбрать тех, кому предоставить в первую очередь лечение, а кому подождать, всегда не просто, – рассказал сопредседатель Всероссийского союза пациентских организаций, президент Всероссийского общества гемофилии Юрий Жулев. – В свое время, когда стоял вопрос о том, кого, прежде всего, обеспечивать факторами свертываемости крови, мы выбрали детей. И благодаря этому выросло поколение людей с гемофилией без тех тяжелых осложнений, с которыми столкнулись мы. Так же и с гепатитом С. Прежде всего, мы должны вырастить здоровое поколение. Кроме того, важно подумать о людях, которым инфекция наносит самый большой вред. Среди них, пациенты с продвинутой стадией болезни, а также те, у которых вирус гепатита С сильно ухудшает прогнозы по основному хроническому заболеванию. Это пациенты с гемофилией, хронической болезнью почек, ВИЧ и другими заболеваниями».     

В России ежегодно регистрируется около 70 тысяч новых больных хроническим вирусным гепатитом. Большая их часть (52-55 тысяч) приходится на гепатит C, остальное добавляет хронический гепатит B. (Гепатит A, или болезнь Боткина, передается через воду и пищу, протекает остро и никогда не переходит в хроническую форму). Истинное число хронически инфицированных вирусами гепатита пациентов неизвестно. По оценочным данным ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора оно может достигать 7,5 млн человек. На сегодняшний день существует международный глобальный план ликвидации хронических вирусных гепатитов, как социально значимой проблемы, который в мае 2016 года вместе с другими странами-членами ВОЗ подписала и Россия. Однако пока в нашей стране нет единого подхода к профилактике и лечению гепатитов на национальном уровне – каждый регион борется с гепатитами по-своему, но еще чаще предлагает больным делать это самостоятельно.

Популярный противогрибковый препарат увеличивает риск выкидыша

Использование во время беременности флуконазола, популярного препарата для лечения грибковых инфекций, включая молочницу, связано с более высокой частотой выкидышей. Об этом свидетельствуют новые исследования, опубликованные в CMAJ (Canadian Medical Association Journal).

Около 10% беременных женщин страдают вульвовагинальным кандидозом («молочницей» – распространенной грибковой инфекцией), риск которого у них в 2–10 раз выше, чем у небеременных женщин.

Хотя местное лечение грибковых инфекций у беременных является первой линией терапии, зачастую назначаются низкие дозы флуконазола перорально. Дело в том, что молочница во время беременности может быть более тяжелой и устойчивой к лечению.

Исследователи изучили данные Quebec Pregnancy Cohort о 441 949 беременностях за период с 1998 по 2015 год. Они использовали информацию базы данных Quebec Prescription Drug о выписанных рецептах на лекарства.

Исследователи стремились оценить степень воздействия низких (≤150 мг) и высоких (>150 мг) доз флуконазола во время беременности на случаи самопроизвольных абортов, серьезных врожденных пороков развития и мертворождений. Они обнаружили, что пероральный прием флуконазола был связан с неблагоприятными последствиями.

«Наше исследование показывает, что прием любой дозы орального флуконазола во время беременности может быть связан с более высокой вероятностью выкидыша, – рассказала доктор Аник Берар (Anick Berard) из университета Монреаля (Universite de Montreal), Квебек. – Прием более высоких доз флуконазола, свыше 150 мг, на ранних сроках беременности может быть связан с более высокой вероятностью появления у новорожденного порока сердца».

Полученные данные согласуются с результатами других исследований, но ученые уверены в необходимости дополнительных исследований для получения более серьезных доказательств.

«В исследовании вновь подчеркиваются правила безопасного назначения при беременности, которые включают в себя подтверждение правильного диагноза, а затем выбор наиболее безопасного лекарства с наибольшим объемом данных во время беременности в самых низких соответствующих дозах», – резюмировали авторы другого исследования, доктора Ванесса Пакетт (Vanessa Paquette) и Челси Элвуд (Chelsea Elwood) из Женской больницы и центра здоровья Британской Колумбии (British Columbia Women’s Hospital and Health Centre), Ванкувер.

Гарвардский профессор назвал идеальный размер порции картофеля фри

Мало кто считает, что картофель фри – здоровая пища. Однако заявление американского профессора о вреде этого блюда спровоцировало настоящую бурю среди любителей этого блюда. 

В статье, опубликованной в New York Times на прошлой неделе, Эрик Римм (Eric Rimm), профессор Гарвардской Школы общественного здоровья Т.Х. Чана (Harvard T.H. Chan School of Public Health) заявил, что американцам нужно снизить потребление картошки фри.

Римм также утверждает, что людям часто сложно самим контролировать объем порции, они зачастую съедают больше, чем надо. Он предложил свое решение проблемы:

«Я думаю, было бы неплохо, если бы прием пищи состоял из небольшой порции салата и шести палочек картошки фри».

Любители картошки фри сразу же ополчились на Римма в социальных сетях, требуя от него объяснений. Многих пользователей возмутило предложение ограничиться только шестью палочками жареной картошки. Некоторые требовали «прекратить разрушать их жизнь», и кое-кто требовал отобрать у Римма ученую степень.

«Никто в истории человечества не останавливался на шести палочках картошки фри», — пишет один пользователь Twitter.

Работник одного из ресторанов выразил опасение, что посетители могут прибегнуть к насилию, если они ограничатся шесть палочками картошки фри.

В ответ Римм вынужден был оправдываться и пойти напопятную. «Мое предложение состояло в том, что, возможно, рестораны должны предлагать меньший размер порции, чтобы удовлетворить тех, кто любит вкус картошки фри, но не желает съедать “крахмальные бомбы”», — прокомментировал он свое предложение в Twitter.

Картофель, особенно жаренный в масле, связывают с ожирением, диабетом и заболеваниями сердечно-сосудистой системы. Исследование, опубликованное в прошлом году в American Journal of Clinical Nutrition, показало, что у тех, кто ест картофель фри по два-три раза в неделю, наблюдался повышенный риск смертности, в сравнении с теми, кто ел картофель, приготовленный другими способами.

Не секрет, что американцы любят переработанные картофельные продукты. По данным Министерства сельского хозяйства США один американец ежегодно потребляет около 53 килограмм белого картофеля, причем две трети в жареном, замороженном или переработанном различными способами виде.

В статье New York Times также указывалось, что Департамент сельского хозяйства США рекомендует съедать не больше 85 грамм картофеля фри в день. В той же статье американский диетолог Линдсей Мойер (Lindsay Moyer) также призвал людей съедать, как можно меньшую порцию картошки фри или вообще заказывать что-то другое, а также не окунать картофель фри в кетчуп или майонез.

Ученые уточнили, от чего рискуют умереть люди с избытком и недостатком веса

Чрезмерно высокие и чрезмерно низкие показатели индекса массы тела (ИМТ) связаны с повышенным риском смерти практически от всех основных причин, за исключением дорожных аварий.

Исследование, опубликованное 31 октября в журнале The Lancet Diabetes and Endocrinology и проведенное учеными из Лондонской школы гигиены и тропической медицины, (London School of Hygiene and Tropical Medicine), показало, что слишком высокий или слишком низкий ИМТ, связан с увеличением заболеваемости от целого ряда распространенных заболеваний.

Ведущий автор исследования, Кришнан Бхаскаран (Krishnan Bhaskaran), отметил, что они обнаружили «важные связи» между ИМТ и большинством причин смерти.

«ИМТ является ключевым показателем здоровья. Мы знаем, что ИМТ связан с риском смерти в целом, но до сих пор проводилось на удивление мало исследований по изучению смертности от специфических причин. Мы заполнили этот пробел, чтобы помочь исследователям, пациентам и врачам лучше понять тот факт, что, как недостаточный, так и избыточный вес могут быть связаны с такими заболеваниями, как рак, респираторные заболевания и заболевания печени», — утверждает Бхаскаран.

ИМТ определяют путем деления веса человека в килограммах на квадрат роста в метрах. Показатель измеряется в килограммах на квадратный метр (кг/м2)

Авторы исследования обнаружили, что ИМТ в диапазоне от 21 до 25 кг/м2 связан с самым низким уровнем смертности. Они также обнаружили, что ИМТ вне этого диапазона, связан почти со всеми причинами смерти, а не только от наиболее распространенных заболеваний. И это значит, что ИМТ, который ниже или выше оптимального диапазона, ведет к повышенному риску смертности.

Исследование, в котором анализировались данные 3,6 млн. человек и 367 512 смертей, показало, что ожирение (ИМТ = 30 и выше) связано с увеличением риска двух основных причин смерти: от сердечных заболеваний и рака.

«ИМТ выше 25 связан с большинством видов рака, большей частью заболеваний сердечно-сосудистой и дыхательной систем, а также заболеваний печени и почек», — сказал Бхаскаран.

Исследователи также обнаружили, что ожирение снижает продолжительность жизни в среднем на 4,2 года у мужчин и на 3,5 года у женщин, а также может способствовать возникновению иных хронических заболеваний, включая респираторные заболевания, заболевания печени и диабет.

Британский журнал Cancer уже сообщал в апреле, что ожирение связано с 7,5% случаев онкологических заболеваний у женщин в Великобритании.

Исследование также показало, что недостаточный вес, как ни удивительно, связан с множеством причин смертей и заболеваний, включая деменцию, болезнь Альцгеймера, заболевания сердечно-сосудистой системы и самоубийство.

Тем не менее, Бхаскаран отметил, что исследование по поводу связи низкого ИМТ и смертности носило наблюдательный характер, поскольку не было понятно, является ли низкий вес непосредственной причиной болезни или признаком слабого здоровья в целом.

Он также признал определенную ограниченность исследования, в том числе отсутствие данных о диете или уровне физической активности участников.

Тем не менее, он отметил, что результаты подтвердили важность поддержания ИМТ в диапазоне от 21 до 25.

В частности, результаты показали, что самый низкий риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний связан с ИМТ на уровне 25 кг/м2, а каждые дополнительные 5 кг/м2 связаны с увеличением риска смерти на 29%.

Самый низкий риск смерти от рака был зафиксирован на уровне ИМТ 21 кг/м2, при этом каждые дополнительные 5 кг/м2 потери веса были связаны с увеличением риска смерти на 13%.

Кетогенная диета может спровоцировать диабет 2-го типа

Кетогенная диета представляет собой низкоуглеводный рацион с высоким содержанием жиров и умеренным содержанием белков. На сегодня эта диета – одна из самых популярных во всем мире; она способствует снижению веса и считается здоровой.

Однако новое исследование, проведенное Высшей технической школой Цюриха (ETH Zurich) совместно с Детской университетской больницей Цюриха (University Children’s Hospital Zurich), опубликованное в The Journal of Physiology, показывает, что кетогенная диета может повысить риск получения диабета 2-го типа.

В настоящее время диабет 2-го типа поражает миллионы людей во всем мире, эту болезнь связывают с нездоровым питанием, в котором содержится много жиров и углеводов, а также сидячим образом жизни при отсутствии физической активности. Происходит медленное снижение чувствительности к инсулину, в конечном итоге выработка инсулина из бета-клеток поджелудочной железы не отвечает потребностям организма, развивается непереносимость глюкозы и диабет 2-го типа.

Ученые сравнили влияние на толерантность к глюкозе и чувствительность к инсулину двух типов питания – диеты с высоким содержанием жиров и углеводов и кетогенной диеты – на метаболически здоровых лабораторных мышах. Они обнаружили, что животные на кетогенной диете вскоре проявили симптомы снижения толерантности к глюкозе, что является ключевой особенностью диабета 2-го типа. Причем нарушение толерантности к глюкозе среди мышей на кетогенной диете оказалось выше, чем у мышей из другой группы.

Инсулин выделяется в крови и используется для контроля уровня сахара в крови, в частности, сигнализируя печени о необходимости прекращения выработки сахара. Если эта система нарушается, организм начинает неправильно использовать инсулин (т. н. резистентность к инсулину), уровень сахара в крови повышается.

Согласно данным исследования, при кетогенной диете этот процесс контроля уровня сахара в крови не работает должным образом, и в печени вырабатывается резистентность к инсулину. Когда печень неспособна реагировать на нормальные уровни инсулина для контроля уровня сахара в крови, возникает повышенный риск возникновения диабета 2-го типа.

Кристиан Вольфрум (Christian Wolfrum), доктор философии, адъюнкт-профессор, один из авторов исследования рассказывает: «Диабет – одна из самых больших проблем со здоровьем, с которой мы сталкиваемся. Хотя кетогенные диеты считаются здоровыми, наши данные показывают, что при таком типе диеты существует повышенный риск резистентности к инсулину, который может привести к диабету 2-го типа. Следующим шагом будет попытка определить механизм этого эффекта и решить, является ли это физиологической адаптацией».

Находясь на кетогенной диете, организм использует энергию после распада жирных кислот, а не углеводов. Гипотеза исследователей заключается в том, что продукты распада жирных кислот могут подавать мозгу измененный сигнал, и это становится основной причиной нарушения толерантности к глюкозе.

Четыре признака чрезмерного употребления соли

Соль не только сохраняет пищу, но и придает ей определенный вкус, поэтому многие люди употребляют ее больше, чем нужно. Возможно, еще большее количество соли мы употребляем с обработанными продуктами. Очевидным признаком чрезмерного употребления соли является высокое кровяное давление, но есть еще четыре признака, свидетельствующих, что вам следует ограничить ее употребление.

 

1. Еда вам кажется пресной

 

По словам экспертов, тяга к соленым продуктам — не врожденная, а приобретенная привычка. «У нас постепенно развивается предпочтение к соли. У соли есть некоторые свойства, которые делают продукты вкуснее, и это может помочь нейтрализовать естественную горечь пищи. Именно поэтому люди часто посыпают солью овощи и они затем кажутся вкуснее», — говорит Газзанига Молу (Gazzaniga Moloo), представитель Американской диетической ассоциации (American Dietetic Association). Однако чрезмерное употребление соли может повлиять на ваши вкусовые рецепторы. Вы можете привыкнуть к вкусу блюд с высоким содержанием соли и затем продукты с ее нормальным содержанием покажутся вам пресными.

 

2. Вам кажется, что вы опухли и раздулись

 

У вас когда-нибудь возникало ощущение, словно бы вы внезапно прибавили в весе? Потребление большего, чем нужно, количества натрия, может вызвать такое чувство из-за того, что жидкость задерживается в тканях организма. «Соль действует, словно магнит для воды, задерживая жидкость», — говорит американский диетолог Бонни Тоб-Дикс (Bonnie Taub-Dix). Задержка жидкости может вызвать вздутие живота и объясняет также, почему у вас опухают глаза или пальцы, а такое часто происходит у людей в среднем возрасте. «У меня есть знакомая, которая снимает кольца с пальцев, прежде чем съесть миску супа, потому что потом их просто невозможно будет снять», — добавил Тоб-Дикс.

 

3. У вас необъяснимые головные боли

 

Если время от времени вы испытываете головные боли, а тому нет каких-либо очевидных причин, попробуйте понаблюдать, не возникают ли они после употребления пищи с высоким содержанием соли. «Чрезмерное количество соли может вызвать расширение кровеносных сосудов в мозге, что может затем вызвать головные боли», — объясняет Мэнди Энрайт (Mandy Enright), диетолог и фитнес-тренер из Нью-Джерси.

 

4. Часто происходит мочеиспускание

 

«Мочеиспускание по ночам является реальной проблемой для многих людей, особенно в пожилом возрасте», — утверждает доктор Мацуо Томохиро (Matsuo Tomohiro) из японского Университета Нагасаки (Nagasaki University). В своем исследовании 2017 года доктор Томохиро обнаружил, что употребление чрезмерного количества соли может вызывать чрезмерное мочеиспускание. У пожилых людей это может вызывать прерывистый сон, усталость и раздражительность. Сократив потребление соли на 25%, участники исследования обнаружили, что стали реже ходить в туалет по ночам. «Наше исследование позволяет предположить, что простое изменение диеты может значительно улучшить качество жизни многих людей», — говорит доктор Томохиро.

Длительный сон опасен — он может вызывать сердечно-сосудистые проблемы

Глобальное исследование, проведенное университетом Кила (Keele University), показало, что люди, которые спят более восьми часов в сутки, больше подвержены риску сердечно-сосудистых заболеваний и преждевременной смерти, чем те, кто спит менее 7 часов.

В исследовании, опубликованном в Journal of the American Heart Association (JAHA), изучалась связь между самоотчетным сном и сердечно-сосудистыми заболеваниями, а также смертностью. Ученые из университета Кила, а также их коллеги из Манчестерского университета (University of Manchester), университета Лидса (University of Leeds) и университета Восточной Англии (University of East Anglia), рассмотрели 74 исследования, посвященные смертности и сердечно-сосудистым исходам в зависимости от показателей продолжительности и качества сна. Были проанализированы данные о более чем трёх миллионах человек.

«Это исследование началось потому, что нам было интересно узнать, было ли более опасно спать меньше или больше рекомендуемой продолжительности сна в течение семи-восьми часов. Мы также хотели знать, как постепенное отклонение от рекомендуемой продолжительности сна изменило риск смерти и сердечно-сосудистый риск» — рассказывает ведущий исследователь доктор Чун Шинг Квок (Chun Shing Kwok), из Института науки и техники в области медицины в университете Кила (Keele University’s Institute for Science and Technology in Medicine).

Согласно полученным данным, длительность сна около 10 часов дополнительно связана с 56% увеличением риска смертности от инсульта и 49% увеличением смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Кроме того, плохое качество сна связано с 44% увеличением ишемической болезни сердца. Сон в течение 10 часов связан с 30% увеличением риска преждевременной смерти по сравнению со сном в течение 7 часов.

Результаты исследования представляются важными для общественного здравоохранения, поскольку показывают, что аномально длительный сон является маркером повышенного риска сердечно-сосудистых проблем. Поэтому клиницисты должны уделять больше внимания изучению продолжительности и качества сна во время консультаций. При обнаружении чрезмерной сонливости, особенно свыше восьми часов, необходимо рассмотреть возможность скрининга на неблагоприятные сердечно-сосудистые факторы риска и апноэ — серьезное расстройство сна, возникающее, когда дыхание человека прерывается во время сна.

«Сон влияет на всех. Важно количество и качество нашего сна. Существуют культурные, социальные, психологические, поведенческие, патофизиологические и экологические воздействия на наш сон, такие, как забота о детях или членах семьи, нерегулярные графики рабочих смен, физические или психические заболевания и 24-часовая доступность товаров в современном обществе» — резюмирует Чун Шинг Квок, призывая уделять больше внимания изучению продолжительности и качества сна.

Следует отметить, что исследование не было достоверным, поскольку информация о продолжительности сна сообщалась самими участниками и основные психические или физические состояния, возможно, повлияли на «экстремальные режимы сна».

У распространенных антибиотиков обнаружили опасный побочный эффект

Использование ципрофлоксацина и других антибиотиков класса фторхинолонов может привести к нарушению нормальных функций соединительной ткани, включая разрыв сухожилий, тендинит и отслойку сетчатки. Эти наблюдения, о которых сообщалось в ряде журналов, привели к появлению в аннотации к препаратам так называемого предостережения в черной рамке о потенциально опасных побочных эффектах.

Исследования также предполагали, что могут быть задействованы и другие типы соединительных тканей. В первую очередь это касается аорты – кровеносного сосуда, состояние которого в значительной степени зависит от целостности компонента соединительной ткани, называемого внеклеточным матриксом. Два ретроспективных клинических исследования рассмотрели возможную связь между фторхинолонами и сердечно-сосудистыми проблемами.

«Они обнаружили, что пациенты, которые получали фторхинолоны, имели более высокий риск развития аневризмы (образования шарообразных областей в аорте, ослабляющих целостность сосуда), разрыва или расслоения (нарушения целостности стенки), чем пациенты, которые не получали антибиотики. Это вызвало важные опасения», – рассказал доктор Скотт А. ЛеМайр (Scott A. LeMaire), профессор хирургии, молекулярной физиологии и биофизики Медицинского колледжа Бейлора (Baylor College of Medicine), США.

Хотя исследования указали на связь между группой фторхинолонов и повышенным риском развития аортальных заболеваний, они не доказывают, что именно антибиотики вызывают проблемы. Для определения, существует ли причинно-следственная связь, ученые провели эксперимент на лабораторных мышах.

Мыши с нормальными или умеренно напряженными аортами получали либо ципрофлоксацин, либо плацебо, и через четыре недели исследователи смотрели на состояние их аорты.

По результатам, у мышей с нормальными аортами, получавших ципрофлоксацин, не было выявлено значительного отрицательного воздействия на аорту. У 45% мышей с умеренно измененными аортами, которые получали плацебо, обнаружилась аневризма и расслоение аорты, у 24% – расслоение аорты, случаев разрыва аорты не было. Что касается мышей с умеренно измененными аортами, получавших антибиотик, 79% из них имели аневризму и расслоение аорты, 67% – расслоение аорты, а 15% – фатальный разрыв аорты.

Таким образом, исследование показало, что воздействие ципрофлоксацина приводит к более быстрому и тяжелому прогрессированию болезни.

«Наши результаты подтверждают обеспокоенность, вызванную предыдущими ретроспективными клиническими исследованиями, и предполагают, что ципрофлоксацин и другие антибиотики того же класса следует использовать с осторожностью у пациентов с дилатацией [расширением] аорты», – резюмировала старший автор исследования, доктор Ин Х. Шен (Ying H. Shen), директор Лаборатории исследований заболеваний аорты и адъюнкт-профессор хирургии в Медицинском колледже Бейлора.

Профилактика рака кожи. Как правильно выбрать солнцезащитный крем

Для профилактики рака кожи, в первую очередь меланомы, кожа должна быть хорошо защищена от ультрафиолета. Использование солнцезащитного крема – одна из самых частых рекомендаций, получаемых нами от дерматологов. Особую актуальность этот совет обретает в теплое время года.

В свете последних исследований и мнений экспертов «Медновости» рассказывают о том, как правильно подобрать солнцезащитные крем: какой величины солнцезащитного фактора достаточно, не повредит ли здоровью избыточная защита от солнца, на что еще обращать внимание?

Несколько общих положений

Виды ультрафиолетового излучения

Солнцезащитное средство должно защищать кожу от двух видов ультрафиолетового излучения: А (УФ-А) и Б (УФ-Б).

УФ-А ранее считался гораздо менее опасным, предполагалось, что основным его вредным действием является ускорение старения кожи. Сейчас известно, что он также способствует непрямому повреждению ДНК, повышая риск развития рака.

УФ-Б – известный канцероген, провоцирующий развитие рака путем прямого повреждения ДНК в клетках кожи.

Солнцезащитный фактор (SPF) показывает, насколько крем защищает кожу от УФ-Б. Дерматологи выделяют защитные кремы и лосьоны различной степени защиты: низкой (SPF 6-14), средней (SPF15-29), высокой (SPF 30-50) и очень высокой (SPF выше 50). Международные дерматологические ассоциации рекомендуют использовать средства с SPF не ниже 30.

Помимо SPF, на этикетке должно быть указано, как эффективно продукт поглощает УФ-А, этот показатель отображается определенным количеством звездочек. Согласно рекомендациям Британской ассоциации дерматологов, защита от УФ-А должна быть не ниже четырех звезд, лучше – пять.

Фактор защиты от солнца: чем выше, тем лучше

Среди дерматологов распространено мнение, что чем выше SPF, тем лучше для кожи.

«Я говорю своим пациентам выбирать SPF как можно выше. Это помогает подстраховаться и дает лучшую защиту на длительное время», — сообщил изданию Well+Good Джошуа Зейхнер (Joshua Zeichner), дерматолог из Нью-Йорка.

Новое исследованное, опубликованное Journal of the American Academy of Dermatology, показало, что выбор высокого фактора защиты от солнца оправдан клинически. Оно было проведено в ответ на заявление американского Управления по контролю за продуктами и лекарствами, что SPF выше 50 не дает дополнительной защиты.

В этом исследовании 199 мужчинам и женщинам выдавали два тюбика солнцезащитного крема: с SPF 50 и SPF 100. Один из них участники наносили на левую сторону лица и шеи, другой – на правую. На следующий день дерматологи оценивали степень ожогов кожи по пятибалльной шкале. Участки кожи, обработанные кремом с SPF 50, были обожжены в два раза больше, чем участки, на которые наносили крем с SPF 100.

Ученые делают акцент на том, что люди очень часто просто не наносят достаточного количества крема на кожу.

«Если вы посмотрите на лабораторные результаты, вы не увидите большой разницы между факторами 50 и 100. Но в реальной жизни более высокий фактор дает больше, поскольку люди не используют достаточного количества крема. Чем выше фактор, тем больше вероятность быть защищенным», — говорит автор исследования доктор Даррелл С. Ригел (Darrell S. Rigel), профессор Нью-Йоркского университета (New York University).

Не вредна ли чрезмерная защита от солнца?

В прошлом году исследование, опубликованное в Journal of the American Osteopathic Association, наделало много шума, поспособствовав появлению в СМИ заголовков о том, что солнцезащитные кремы – одна из причин распространенности дефицита витамина D.

Ученые подняли такой вопрос, исходя из того, что использование солнцезащитных средств – один из самых распространенных советов, получаемых пациентами от дерматологов. В свою очередь, дефицит витамина D ведет к риску повышенной ломкости костей, развития сахарного диабета, повышенного кровяного давления и снижения иммунитета. Является ли это возможной причиной для отказа от кремов?

Дерматолог Виктория Верт (Victoria Werth), профессор Пенсильванского университета (University of Pennsylvania), считает, что об этом не может быть и речи.

«Я думаю, что волнения по поводу витамина D чрезмерны. Риск рака кожи гораздо выше, чем риск гиповитаминоза D», — говорит она.

Учитывая высокую распространенность рака кожи, Верт считает, что его профилактика должна быть приоритетом. Кроме того, недостаток витамина можно восполнить его приемом с пищей и биодобавкми.

«От 2 до 7% ультрафиолетовых лучей, в зависимости от защитного фактора, проникают через крем. Если использовать крем с SPF 15, то блокируется только 93% лучей, количества солнца достаточно для выработки витамина», — говорит она.

По мнению Верт, одного часа, проведенного на солнце в середине дня с использованием крема с SPF 15, достаточно для получения здоровой дозы витамина D. При загаре без защиты для этого достаточно десяти минут или немного более, в зависимости от типа кожи.

Защищать кожу от ультрафиолетовых лучей рекомендуется всем, даже людям, которые не склонны сильно обгорать на солнце. Открывая летний сезон, помните, что не следует полагаться на крем, который вы хранили в шкафу многие годы. В данном случае срок хранения играет роль, для большинства средств он не более одного года.

Также, прежде чем перейти к рассказу о солнцезащитном факторе, напомним, что очень важно наносить крем заново в течение дня, особенно после купания и сильного потоотделения.