Может ли мама не работать? Как не надорваться, совмещая семью и карьеру

Если в 2010-м 7,8% трудоспособных мам малышей дошкольного возраста не работали, то в 2017 г. количество таких безработных сократилось до 6,8%. Подавляющее большинство женщин с одним и двумя детьми продолжают трудиться. 

Однако ситуация резко меняется, когда в семье появляется третий ребёнок и более. Доля работающих мам в них сокращается на 20%. Неудивительно: при таком количестве детей появляется риск реально надор­ваться, совмещая их воспитание с полной занятостью на работе. И тем не менее больше половины многодетных мам продолжают работать. Но правильное ли это решение? Стоит ли гнаться за деньгами и карьерой, желанием реализоваться, обделяя вниманием и заботой семью? Или можно успеть на двух фронтах сразу?

Как решить для себя дилемму «семья – работа», рассуждает дет­ский психолог, семейный психотерапевт, писатель, блогер, мама 11 родных детей Екатерина Бурмистрова.

Кому где рай

Прежде чем ответить на этот вопрос, спросите себя: а можете ли вы не работать? Финансовый аргумент очень важный. Равно как и наличие высоких профессиональных амбиций. Поэтому, если вы не можете позволить себе сидеть дома, надо не заморачиваться – работать и не грызть себя. Женщины страшно изводят самих себя, мучаясь мыслью, что из-за работы они не успевают лишний раз сходить с детьми на прогулку, почитать им вечером книжку и т. д. И тут вреда больше не от того, что они работают, а от того, что себя грызут. Таким работающим кажется, что жизнь у неработаю­щих мам – рай. На самом деле это не так, потому что любой выбор связан с ограничениями.

Второй вопрос: как относится муж (если вы замужем и не рожали ребёнка соло) к идее выхода на работу? Он тоже очень существенный. Как психолог я работаю с парами и знаю массу историй, когда выход женщины на работу испортил отношения в семье. Столько же – когда невыход точно так же их испортил. Между супругами не было согласия, в результате – взаим­ные обиды, которые могут быть очень серьёзными и привести к тому, что семья разрушится. 

Если муж, скажем, категорически против, к этому нужно очень внимательно отнестись. Иногда у мужчины просто мечта, чтобы его жена не работала: он чувствует себя «крутым мужиком». И неважно, что у неё два высших образования, аспирантура и т. д. пропадают без дела. В данной ситуации социальная позиция женщины, её экономическая независимость будут работать против семьи. Обычно проходит время, 2–3 года, и мужчины – даже те, которые совсем не хотели отпускать жену на работу, – смягчаются. 

Третий важный вопрос: какой у вас родился ребёнок? Есть дети здоровые, без особенных неврологических нарушений, без аллергии и с обычным нормальным характером – в общем, ничего особенного. Тогда, наверное, работать можно. Но бывают дети с повышенными потребностями. К примеру, у мамы была трудная беременность, непростые роды. И ребёнок рождается очень «маминым». С таким до 1,5 года вообще лучше не дёргаться. А ещё лучше – до 3 или даже до школы.

Как не надорваться?

Многое зависит и от того, какая мама. У каждой свой ресурс здоровья, сил, жизненной энергии и своя миссия. Миссия – это ощущение, что ты должна сделать в жизни кроме семьи и должна ли. Например, женщина – очень хороший доктор. Или потрясающий преподаватель музыки, или талантливый программист. У неё есть дело, которое приносит радость и высокий доход. Или денег не приносит, но мегаполезно социально. Таким женщинам без профессии хуже, они скучают по работе. Обычно они ещё и очень энергичные, поэтому успевают на двух фронтах. А бывают мамы медленного типа, они очень ласковые и внимательные, но быстро устают. Им не стоит совмещать работу и семью, чтобы не свалиться в постоянное недовольство собой и «зависание».

Есть женщины просто со слабым здоровьем. И если они возьмут на себя двойную нагрузку – и работа, и ребёнок, –  то быстро сломаются, потому что здоровье (конечно, не сразу, но через год-другой) начнёт проседать. Усилятся имеющиеся заболевания. Очень много ранней женской онкологии имеет стрессовую природу. И часто женщина заболевает от того, что взвалила на себя непосильную ношу. Она надрывается. Поэтому лучше не рисковать. Опять же, если нет вариантов, надо идти и работать, но не жалеть себя, не сожалеть, что так получилось.

Я сторонник частичной занятости. Такая деятельность сохранит статус, даст возможность заработать, условно говоря, на заколки, косметику и прочие мелочи, которые муж считает необязательными, и вместе с тем реализоваться, сохранить навыки и мозг в рабочем состоянии.

Прислушаться к себе

В любом случае с 1,5-годовалого возраста ребёнка маме нужно как-то выходить в мир, но необязательно надрываться и работать. Можно изменить специализацию. Очень часто женщине вообще не хочется заниматься тем, чем до родов. Она входит в новую роль и ищет себя в другой, например творческой, области: начинает варить мыло, придумывать дизайн интерьеров, вести кулинарный блог и т. д. Или просто учиться чему-то новому.

Если есть только дети и домашние дела, то мама может постепенно, грубо говоря, одуревать. А частичная загрузка и отвлечёт, и развлечёт, но не перегрузит.

Как мама и маленьких, и довольно взрослых детей (младшему сейчас 3 года), хочу сказать, что время, когда вы очень нужны ребёнку, невероятно быстро проходит. И часто женщины, которые убегали на работу из-за карьеры, очень жалеют об этом.

Бывает, что все пункты за то, что вам нужно постоянно трудиться. И миссия есть, и здоровье, и деньги вроде нужны, потому что у вас ипотека. А вам не хочется. Ну просто ноги не идут на эту работу, и никаких денег не надо – уж лучше не поехать лишний раз отдыхать, но остаться с детьми. Вот это очень существенный аргумент. Стоит обязательно прислушаться к себе. Не надо идти на поводу у старших родственников, пугающих перерывом в стаже. Да, через 2–3 года всё может измениться. Женщина так устроена, что, если у неё случится волшебная карьера, но не будет семьи, она не будет счастлива.

Мнение неработающей мамы

До 3 лет – с детьми

Экономист с высшим образованием, мама двоих детей Алина Жирова:

– Я считаю, что минимум до 3–4 лет ребёнка надо сидеть с ним дома – видеть его первые шаги, поддерживать, проходить все жизненные трудности вместе. Когда ребёнок маленький, мама для него – и защита, и помощь. Это человек, который откроет ему мир. И от того, как это случится, будет во многом зависеть его дальнейшая судьба. Детство очень быстро пройдёт. Даже если ты потом решишься на второго и третьего ребёнка, другого такого момента в жизни уже не будет.

Со старшей дочкой я сидела дома почти до 5 лет. Мы с мужем договорились, что я занимаюсь ребёнком, он зарабатывает, – и все эти кружки, развивающие занятия были на мне. К тому же дочка очень часто болела, когда пошла в садик. Понятно, что и на работе особо не ждут таких сотрудников, которые каждый месяц берут больничный. Поэтому проблема выбора передо мной даже не стояла. А когда ребёнок подрастает и идёт в садик, школу, у мамы появляется больше свободного времени, она может заниматься своими делами. И при этом быть спокойной за ребёнка, что много вложила, показала и научила. Вот тогда можно и карьерой заняться. Если останется только кухня, готовка, уборка или салоны, книги, журналы – это неправильно. С определённого момента в жизни маме, как и ребёнку, тоже надо быть в социуме, с людьми.

Мнение работающей мамы

На работе «перезагружаюсь»

Врач-акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук, мама троих детей Дарья Долецкая:

– Как акушер-гинеколог я веду амбулаторный приём три дня в неделю. В остальные – «работаю» мамой. Меня очень радует возможность совмещать материнство и любимое дело. Когда родилась старшая дочь, активно помогали бабушки и дедушки. С появлением второго ребёнка мы с мужем решили, что возьмём няню. Уже через два месяца после родов я выходила на работу. Но кормила грудью до года. Все мои дети пошли в детский сад раньше 3 лет. Но няню это не отменяет. Ведь маленькие дети часто болеют. А я не могу сидеть дома. У меня болеют пациенты. Они не могут отложить свою болезнь до того, как мои дети поправятся. 

Да, я очень устаю на работе, но это приятная усталость. Я так «перезагружаюсь». Сидеть сутками дома, когда каждый день похож на предыдущий, когда ты озабочена только тем, кто что съел, сколько спал и т. д., – не по мне. Я бы не сказала, что дети заставляют нас сильно трудиться физически или интеллектуально. Гораздо больше изматывает постоянная эмоцио­альная работа – включаться, интересоваться, заниматься.

С супругом мы никогда не делили домашние обязанности поровну. Но я ценю, что мой муж очень старается помочь мне по хозяйст­ву. Хотя это для него – большое усилие. Надеюсь, что в семьях моих детей домашние обязанности между папой и мамой будут делиться поровну.

Я бы хотела поддержать работаю­щих мам. Не стоит терзаться чувством вины от того, что из-за работы вы мало времени проводите с детьми. Напомню, что любящие друг друга люди необязательно смотрят друг на друга. Они должны смотреть в одном направлении. Мало – не значит менее качественно. Не бойтесь что-то делать, уделяя меньше времени детям. Стремление мамы двигаться куда-то дальше, за пределы ухода за ребёнком, не нанесёт ему вреда. Конечно, такой вариант подходит не всем. Если у женщины особенный ребёнок, требующий присутствия мамы 24 часа, то я могу сколько угодно живописать, как здорово работать, но она не сможет себе этого позволить.

Можно ли заразиться ВИЧ через пищу?

Каждый десятый россиянин уверен, что вирусом иммунодефицита человека можно заразиться через пищу или общую посуду, — такие данные приводит Росстат. Между тем, ВИЧ-инфекция не передается воздушно-капельным путем, а также через посуду, столовые приборы, пищу и постельное белье. Вирус может попасть в человеческий организм только через некоторые жидкости организма (кровь, лимфу, вагинальные и ректальные выделения, сперму и молоко матери). Самыми распространенными путями являются незащищенный секс и использование одного шприца с инфицированным больным.

«Заразиться через посуду и пищу ВИЧ нельзя. Вирус не передается через бытовые предметы, при бытовом контакте и через продукты. Чтобы это произошло нужно, чтобы какой-то биологический материал попал в кровь или лимфу», — объясняет эпидемиолог, ведущий научный сотрудник Российского научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Олег Юрин.

«Цифровой контур – это не только информационные технологии и программное обеспечение»

В России должны быть созданы условия для полноценного взаимодействия в рамках ЕГИСЗ – единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения. На создание глобального инфраструктурного Единого цифрового контура выделено 177 млрд рублей. Предполагается, что это позволит повысить эффективность управления, точность статистики и качество медицинской помощи. О «цифровой трансформации» отрасли говорили на прошедшем в Сеченовском университете Международном форуме по цифровой медицине.

Медицинское неравенство

Как отметил на открытии Форума член Совета Федерации РФ Ильдус Ахметзянов, в России накоплен интеллектуальный потенциал, необходимый для перехода к цифровой медицине. «Важно чтобы телемедицина, как способ дистанционного обмена данными в реальном времени, достойно встроилась в систему практического здравоохранения, медицинскую науку, образование», — сказал он.

По словам председателя совета Фонда развития цифровой экономики, сопредседателя совета Торгово-промышленной палаты РФ по развитию информационных технологий и цифровой экономики Германа Клименко, мы живем в эпоху медицинского неравенства: на 150 тыс. населенных пунктов приходится не более 7 тыс. специалистов. Ресурс врачей сегодня ограничен, ежегодное количество выпускников медвузов остается постоянным, при этом растет уровень жизни и ее продолжительность, отметил эксперт. Следовательно, должно расти качество диагностики и в этом, прежде всего, заключается важность цифровых технологий. 

По его словам, существует немало отечественных проектов в области цифровой медицины, однако все они сталкиваются с проблемами, связанными с несовершенством действующего законодательства в данной сфере. С другой стороны, как отметил в своем выступлении директор Департамента цифрового развития ТПП РФ Владимир Маслов, быстрее менять законодательную базу позволит только масштабирование уникальных решений, а такие решения уже существуют – ознакомиться с ними была возможность в рамках выставки, приуроченной к Форуму.

Единый цифровой контур

Организация взаимодействия  в рамках ЕГИЗС между медорганизациями, аптеками, учреждениями медико‑социальной экспертизы, медработниками и пациентами – одно из поручений по реализации Послания президента Федеральному Собранию от 20 февраля 2019 года. По планам Минздрава, до 2021 года во всех регионах должно должны быть внедрены электронные рецепты, единая электронная медицинская карта. До конца 2023 года все регионы должны завершить создание централизованных систем, что сделает доступными для всех медучреждений центральные архивы медицинских изображений и единые лабораторные системы. Кроме того, в стране появятся Национальные медицинские исследовательские центры, которые станут головными профильными организациями, отвечающими в каждом регионе за медицинскую информационную инфраструктуру.

«Цифровой контур, это не только информационные технологии и программное обеспечение. Это в большей степени регламент бизнес-процессов эффективного взаимодействия между участниками как в здравоохранении, так и в других отраслях. Современные информационные системы находятся на стыке отраслей. Медицинские справки нужны везде: получить водительские права, пойти в бассейн, поехать в лагерь», – объясняла ранее стоящую перед ведомством задачу заместитель министра здравоохранения по цифровизации Елена Бойко. Кроме того, по ее словам, ЕГИСЗ позволит эффективнее управлять льготным лекобеспечением, отслеживать  соблюдение клинических рекомендаций, качество маршрутизации пациентов.

Первой в мире страной, которая позволила гражданам получать свои медицинские данные через интернет,  два года назад стала Исландия. Пользователи специального приложения получают подробные сведения о своих прививках, пройденном лечении, аллергиях, медицинских назначениях, выписанных лекарствах и предстоящих посещениях врача. Также здесь аккумулируются сведения сведения с носимых устройств. При желании, пациент может предоставлять свои медицинские данные страховой компании. Сегодня подобные услуги становятся доступны и в России.

Цифровая свобода

Ведение ЕГИСЗ предусматривается вступившим в силу с 1 января 2018 года законом о телемедицине, там же определяются основы ее функционирования и взаимодействия с иными системами. При этом сам закон опирается на ЕГИС, которая должна связать все медучреждения и органы управления здравоохранением. И с 1 января 2019 года всем медицинским информационным системам клиник (МИС), независимо от формы собственности, предписано передавать данные в ЕГИСЗ. 

Речь идет, в частности, об электронной регистратуре, интегрированной электронной медкарте, реестрах медработников, организаций и электронных документов, записи к врачу, статистической и финансовой отчетности, подсистемах ведения специализированных регистров пациентов и других подсистемах. Например, актуальная информация о графике приема врачей и возможности записи к ним пациентов должна передаваться в ЕГИСЗ в течение одного рабочего дня, сведения о расходах и доходах учреждения – в течение пяти дней.

Специалисты оценивают перспективы работы ЕГИСЗ очень высоко – пациенты однозначно выиграют в скорости и качестве медицинского обслуживания. По словам главы Национального технического комитета по стандартизации ТК-468 «Информатизация здоровья» на базе ФГБУ «ЦНИИОИЗ Минздрава России», директора Института цифровой медицины Сеченовского университета Георгия Лебедева, пациент будет защищен от некорректного лечения вследствие не полностью представленной информации врачу им же самим. Если у пациента есть хронические заболевания, противопоказания, то врач сможет увидеть эти сведения в любой другой клинике.

Георгий Лебедев

Объединенная информационная среда также значительно упростит получение медицинских услуг дистанционно. По словам Георгия Лебедева, для развития и организации дистанционного наблюдения за состоянием здоровья пациентов Институт цифровой медицины по заказу Минздрава РФ выполняет научно-исследовательский проект «Создание прикладной цифровой платформы дистанционного наблюдения за состоянием здоровья». В том числе, разрабатывает и нормативную базу, в которой будет утвержден порядок взаимодействия клиник с телемедицинскими проектами.

Право пациента на телемедицинское наблюдение активно продвигают в экспертном сообществе. Так, по мнению президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе Алексея Старченко необходимо, например,  создание информационной системы наблюдения за ведением беременности на селе.  Другая уязвимая категория – пожилые люди, для которых нужны автоматические программы наблюдения за функцией сердечной мышцы, дыхания и другими параметрами.

К единому стандарту

Сегодня все организации, лицензированные на оказание медицинской помощи, могут передавать данные о пациентах в ЕГИСЗ и получать ее оттуда. Но интеграция российских МИС с федеральными сервисами – далеко не простая задача. Так, огромную проблему представляет структуризация медицинских данных: отсутствие единых стандартов в областях медицины затрудняет обмен данными между разными программами.

Как следствие, передача информации даже от самых простых устройств, таких как электрокардиограф или автоматический тонометр, в медицинскую информационную систему лечебного учреждения становится сложной задачей, отмечает зав. кафедрой медицинской и биологической кибернетики СибГМУ, вуза – участника проекта «5-100», Константин Бразовский. И основное условие для объединения в единый цифровой контур, как и для развития телемедицины в целом – утверждение единого стандарта форматов хранения информации и протоколов обмена внутри информационных систем, а также протоколов подключения цифровых медицинских приборов к медицинским информационным системам.

Причем, в других странах ситуация практически не отличается от российской. Международной стандартизацией в области цифровой медицины занимаются более десяти крупных организаций. По словам Георгия Лебедева, для разработки международных стандартов Международной организацией по стандартизации (ISO) создан Технический комитет (TC 215 ISO) «Информатизация здоровья», который уже опубликовал 185 стандартов, еще 59 международных стандартов находятся на рассмотрении. 

В России для этих целей в 2005 году был создан Национальный технический комитет по стандартизации ТК-468 «Информатизация здоровья» на базе ФГБУ «ЦНИИОИЗ Минздрава России». В 2017 году комитет был модернизирован, в результате на базе Сеченовского университета создается Подкомитет № 3 «Семантический контент в медицинских информационных, аналитических, интеллектуальных, робототехнических  и телемедицинских системах, применение ресурсов сети Интернет в здравоохранении». Комитет проводит стандартизацию по десяти направлением, в числе которых «Информация о состоянии здоровья и медицинской помощи», «Терминологические ресурсы и представление медицинских знаний», «Требования к электронной истории болезни», «Гармонизация стандартов информатизации здоровья и профили» и др.

Младенец в 3D. Запретят ли УЗИ во время беременности?

По данным газеты Berliner Morgenpost (Германия), с 2021 года в этой стране беременным женщинам будет запрещено делать УЗИ в форматах 3D и 4D. Причиной запрета стало вступившее в силу постановление о защите от облучения. По мнению врачей, плод не должен подвергаться дополнительному воздействию без необходимости. 

Что это за процедуры? 

В отличие от традиционного двухмерного ультразвукового исследования 3D УЗИ (трехмерная сонография) — исследование, которое дает объемное изображение и позволяет рассмотреть нерождённого малыша во всех подробностях. Врачу это позволяет рассмотреть структуры, недоступные в двухмерном режиме (в частности, увидеть внешние пороки и другие аномалии развития), а родителям — увидеть малыша воочию (плоское изображение понятно лишь специалистам). 

4D УЗИ при беременности основано на таком же принципе, что и трехмерное исследование. Единственная разница — трехмерное исследование статично, а четырехмерное показывает «объект в движении» и позволяет, в частности, увидеть, как малыш проводит время и чем он занимается в утробе. 

Интенсивность, мощность ультразвуковой волны, частота сканирования при 3D и 4D УЗИ остается в тех же пределах, что и при обычном исследовании. Однако время диагностики при этих обследованиях увеличивается, а это (как считают немецкие специалисты) может привести к быстрому нагреванию тканей, что может быть небезопасно для плода. 

В ассоциации DEGUM, объединяющей врачей УЗИ-диагностики Германии, считают попадающие под запрет процедуры абсолютно безопасными. По данным ассоциации, не существует ни одного исследования, которое бы подтверждало опасность каких-либо видов УЗИ при беременности. 

Что думают по поводу этого наши врачи? 

— Плановое двухмерное УЗИ во время беременности, согласно приказу Минздрава РФ, проводится трижды: на сроках 11-14, 18-21 и 30-34 недели, — рассказывает Елена Филимонова, врач ультразвуковой диагностики сети центров репродукции и генетики. — В случае необходимости оно может осуществляться и чаще. Это абсолютно безопасное, а главное — высокоинформативное исследование, которое позволяет выявить врожденные пороки, оценить рост и развитие плода, состояние плаценты и околоплодных вод. С помощью двухмерного УЗИ можно своевременно обнаружить серьезные нарушения и скорректировать их, предупредив тем самым опасные осложнения.

Особых показаний для 3D УЗИ не так уж и много. Оно бывает необходимо как дополнительное исследование (в том числе и в первом триместре беременности), если возникает подозрение на патологию развития головного мозга, черепа, лицевых структур, сердца или конечностей. В таких случаях трехмерная эхография позволяет уточнить диагноз.

4D УЗИ обычно проводится в рамках скрининга по желанию родителей. Врач может сделать фото и видео малыша (если он лежит хорошо) для семейного альбома, дает возможность в реальном времени наблюдать мимику и движения ребенка.

Поскольку специальных исследований не проводилось, трудно сказать, насколько опасной может быть дополнительная лучевая нагрузка. В медицинской литературе в этом отношении отмечается, что избыточное нагревание может возникать при проведении допплерографии.

В любом случае врачи стараются не поощрять излишнего любопытства будущих родителей. Утвержденные плановые обследования при беременности позволяют отслеживать состояние матери и ребенка и вовремя предупреждать возможные осложнения. Дополнительные исследования обычно не приносят ничего, кроме лишних волнений. А это беременным женщинам ни к чему.

У молодых людей все чаще обнаруживают неалкогольную жировую болезнь печени

Эксперты предупреждают о резком росте заболевания неалкогольной жировой болезнью печени среди молодежи. По всей видимости, рост заболеваемости связан с избыточным весом молодых людей.

Неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) – это накопление липидов в печени (стеатоз), которое не связано с употреблением алкоголя. Заболевание считается проявлением метаболического синдрома и имеет четкую связь с ожирением, диабетом и повышенным уровнем жиров в крови. НАЖБП является наиболее распространенным хроническим заболеванием печени как среди взрослых, так и среди детей. По оценкам, в мире около 20-30% населения страдает от НАЖБП. Распространенность заболевания продолжает расти, что имеет серьезные последствия для общественного здоровья и экономики.

Заболевание часто встречается у людей в возрасте. Однако новое исследование показало, что значительное количество 24-летних также страдает от НАЖБП, что подвергает их риску возникновению впоследствии серьезных проблем со здоровьем, таких как рак печени, диабет 2 типа и инфаркт.

Исследователи из Бристольского университета (Bristol University) обследовали более 4000 молодых людей, участвовавших в исследовании под названием «Дети 90-х годов», изучавшего жизнь и здоровье людей, родившихся в 1991 и 1992 годах в британском графстве Эйвон.

Все они прошли ультразвуковое обследование в возрасте 18 лет, показавшее, что у 2,5% из них была неалкогольная жировая болезнь печени. Пять лет спустя, новое обследование с помощью фиброскана обнаружило, что у более 20% были жировые отложения в печени или стеатоз, что указывает на развитие НАЖБП. В половине случаев заболевание классифицировалось, как тяжелое. Сканирование также показало, что у 2,4% был фиброз – рубцевание ткани печени, которое может вызвать цирроз.

«Мы были обеспокоены тем, что в возрасте 24 лет каждый пятый страдает стеатозом, а один из 40 – фиброзом», — заявилавтор работы, доктор Кушала Абейсекера (Kushala Abeysekera), представляя результаты исследования на Международном конгрессе по исследованию печени в Вене.

По его словам, когда эти люди достигнут возраста 50-60 лет, заболевания печени могут принять характер эпидемии. Подавляющее большинство молодых людей с неалкогольной жировой болезнью печени имели избыточный вес. Среди людей с наибольшим количеством жировых отложений в печени 60% страдали ожирением. Исследователи также исключили тех, кто употреблял много алкоголя, однако у некоторых НАЖБП могут вызывать сразу два фактора: алкоголь и ожирение.

Исследователи утверждают, что эта болезнь излечима, если соблюдать правильную диету, поддерживать нормальный вес, заниматься физическими упражнениями и употреблять алкоголь в умеренных количествах.

В Москве начал работу Международный форум по цифровой медицине

Крупнейшее в России мероприятие, посвященное цифровым технологиям в области здравоохранения, объединило представителей 10 стран мира: ключевых специалистов и лидеров рынка биометрических и информационных технологий, разработчиков и инвесторов, врачей всех областей. Задача Форума, проходящего в Первом МГМУ им. Сеченова – стимулировать развитие новейших технологий и их внедрение в медицинские учреждения и исследовательские лаборатории России.

В мире внедрение цифровых технологий обработки информации в медицину и здравоохранение происходит стремительно. Аккумулирование и использование BigData открывают новые возможности, как для развития превентивной персонализированной медицины, так и для принятия управленческих решений. Сегодня во многих странах и в международных организациях действуют многочисленные телемедицинские проекты, а ВОЗ разрабатывает идею создания глобальной сети телекоммуникаций в медицине.

Как отметил на открытии Форума директор Института цифровой медицины Сеченовского университета Георгий Лебедев, цифровизация и глобализация – новые тренды, которые формируют образ будущей системы медицинского образования. И сегодня  Россия строит цифровое здравоохранение, базирующееся на трех принципах. Это – организация медицинской помощи за счет централизации всех данных в цифровом виде и применение методов искусственного интеллекта для их обработки, а также обеспечение коммуникации всех участников процесса, включая дистанционный мониторинг здоровья.

По словам Генерального директора НМХЦ им. Пирогова Олега Карпова, сегодня цифровая медицина востребована пациентами, обеспечена многими технологиями, но не всегда готовыми решениями, системами принятия врачебных решений. «Медицина – наиболее консервативная отрасль, но мы должны идти вперед, чтобы не опоздать с цифровой трансформацией отрасли. Надо идти от цифровой клиники к умной клинике», — заявил он.

Участники Форума обсудят возможности интеграции искусственного интеллекта, цифровой терапевтики, телемедицины и других инновационных направлений в систему здравоохранения нашей страны, применимость  искусственного интеллекта в реалиях российской телемедицины. Эксперты ответят на вопросы: сможет ли глобальное внедрение искусственного интеллекта массово повысить точность диагностики и облегчить жизнь пациентам, какие технологии действительно помогают в лечении, будет ли система диагностики доступна каждому? Своим опытом внедрения цифровых методик в медицину поделятся эксперты из Германии, Южной Кореи и других стран, активно развивающих инновационные технологии.

В программе Форума запланирован ряд тематических заседаний, среди которых «Активное долголетие», «Медицина в информационном пространстве», «Инвестиции в цифровую медицину», «Инновации фармацевтического рынка», «Применение цифровых методов в онкологии», «Телемедицина и электронное здравоохранение». Завершит работу Форума презентация цифровых медицинских стартапов:разработчики представят готовые медицинские решения непосредственно своей целевой аудитории – инвесторам области здравоохранения.

Полезно ли есть стоя?

В закусочных и ресторанах быстрого питания нередко устанавливают высокие столы без стульев, за которыми посетители вынуждены принимать пищу стоя. Полезно ли есть в стоячем положении, а также на ходу, АиФ.ru рассказал гастроэнтеролог Сергей Вялов.

«Закусочные устанавливают столы без стульев для того, чтобы посетители быстрее ели и быстрее уходили, потому что есть в стоячем положении неудобно, человек невольно глотает пищу быстрее. В итоге это увеличивает проходимость общепита», — говорит Вялов. Плохо пережеванная пища, которая недостаточно смачивается слюной, при этом еще и быстро попавшая в желудок, растягивает этот орган и нарушает его сокращения. И впоследствии уже при приеме небольшого количества пищи может возникать тяжесть, переполненность и неприятные ощущения в животе.

По словам эксперта, не менее вредно принимать пищу на ходу. «Во время еды на ходу сбивается координация действий, осознанно или неосознанно. Во время того, как мы идем, мы дышим по-другому, потому что торопимся. Дыхание осуществляет диафрагма, она же участвует в процессе перемещения пищи из пищевода в желудок. В итоге это будет плохо сказываться на сокращениях желудка», — говорит гастроэнтеролог.

Есть мнение, что в стоячем положении человек может съесть больше, чем в сидячем. Но, по словам Вялова, это миф: в желудок помещается больше пищи, если человек принимает ее сидя.

Растительные средства могут быть опасными при беременности

Во время беременности нужно помнить, что даже «безобидные» растительные средства могут оказаться опасными. Шотландские ученые сделали обзор 74 ранее опубликованных исследований и показали, что некоторые виды растительных биодобавок связаны с повышенным риском осложнений беременности, включая преждевременные роды и кесарево сечение. Научная работа была опубликована в журнале Obstetrics & Gynecology.

Как показали опросы, в разных странах от 10% до трех четвертей беременных женщин принимают растительные препараты для облегчения симптомов болезней или в качестве добавок. Авторы отмечают, что растительные средства не всегда безопасны, и перед курсом фитотерапии следует консультироваться с врачом.

В новой работе рассматривалось 74 исследования, изучивших 47 растительных препаратов. Одно исследование показало, что у женщин, которые покрывали кожу миндальным маслом на последнем триместре, в два раза повышалась вероятность преждевременных родов. Два других исследования выявили аналогичные риски среди женщин, которые употребляли черные лакричные конфеты (народное средство от изжоги и других желудочно-кишечных расстройств) на протяжении всей беременности.

В другом исследовании рассматривались применение листьев малины, которые стимулируют и сокращают роды. Женщины, которые использовали это средство, в 3,5 раза чаще, чем другие женщины, нуждались в кесаревом сечении.

Аналогичные результаты показало исследование мванафепо (mwanaphepo), традиционного африканского растительного средства, используемого для стимуляции родов. Исследование, проведенное в Малави, показало, что женщины, которые использовали это средство, имели повышенный риск кесарева сечения, родовых осложнений и даже смерти новорожденного.

По словам ведущего автора исследования, Джеймса Маклея (James McLay) из Королевской детской больницы Абердина, оно не доказывает то, что именно травяные добавки вызвали такие осложнения. Он отметил, что до сих пор проводилось не так много исследований о воздействии растительных препаратов во время беременности.

Тем не менее, авторы подчеркивают, что растительные средства – это тоже препараты, а «натуральность» продукта еще не гарантирует его безопасность.

Как и обычные лекарства, растительные препараты могут вызывать побочные эффекты. Например, листья малины могут вызывать тошноту, головную боль, расстройства кишечника и головокружение, а имбирь — сухость во рту, изжогу и головную боль. Пажитник, который советуют для увеличения грудного молока, может вызывать кожные реакции и головную боль. Авторы напоминают, что травы тоже содержат химические вещества, многие из которых оказывают воздействие на организм.

Можно ли заразиться ВИЧ через укус комара?

Согласно опросу, проведенному Росстатом, каждый шестой россиянин вне зависимости от возраста уверен, что можно заразиться ВИЧ через укус комара. 17% опрошенных заявили, что, по их мнению, такой путь передачи вируса возможен. Но на самом деле вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) не выживает в теле насекомого.

Передается ли ВИЧ через насекомых?

Как показали многочисленные исследования, вирус достаточно быстро гибнет во внешней среде. Он теряет свою жизнеспособность в течение нескольких минут. К тому же ВИЧ не может размножаться в организме комара или любого другого кровососущего насекомого. Попадая в организм насекомого, вирус не выживает. Поэтому, успокаивают врачи, если вы живете в районе, где очень много комаров и высокая концентрация ВИЧ-инфицированных людей, заражение ВИЧ через укус насекомого вам не грозит. Вирус иммунодефицита человека размножается только в жидкостях человеческого организма.

«Через укус комара ВИЧ заразиться нельзя. В крупных исследованиях было доказано, что таким образом заражение не происходит, потому что комар не впрыскивает кровь в тело жертвы. Многие полагают, что заражение происходит аналогично малярии, но это не так. Механизм тут совершенно различный. В цикл развития малярийного плазмодия (род паразитических одноклеточных организмов, которые вызывают у человека малярию — прим. ред.) входит проживание внутри комара. С ВИЧ-инфекцией все происходит совершенно по-другому, поэтому от комара заразиться нельзя. Люди чаще всего заражаются при половых контактах или при употреблении наркотиков», — говорит научный сотрудник Федерального центра СПИД Наталья Ладная.

«Выбрать, кому предоставить лечение в первую очередь, а кому подождать, всегда не просто»

С появлением современных противовирусных препаратов, гепатит С официально признан излечимым заболеванием. Тем не менее, в России он продолжает уносить множество жизней. В условиях дефицита финансирования  лечение получают в основном больные с циррозом печени. Но есть и другие группы сложных пациентов – например, дети и подростки, зараженные, в том числе, в медучреждениях. Об этом говорили на пресс-конференции, посвященной новым возможностям безинтерфероновой терапии гепатита С у подростков.

Самые уязвимые

В мире хроническим вирусным гепатитом С болеют порядка 13,2 миллионов детей в возрасте 1-15 лет. В России гепатит С значительно более распространен среди детей и подростков, чем в странах Европы и США. По данным Референс-центра по мониторингу за вирусными гепатитами, в нашей стране почти 17 тысяч детей в возрасте до 17 лет инфицированы гепатитом С.

Чаще всего российские дети заражаются гепатитом С в медицинских учреждениях и от матерей. Для подростков, как и для взрослых, добавляются такие факторы риска, как пирсинг и нанесение татуировок, маникюр и педикюр, если при этих манипуляциях используется недостаточно качественно стерилизованный инструментарий или нестерильная краска (для татуировок).  

«Гепатит С распространен повсеместно, – рассказала заведующая отделением педиатрической гастроэнтерологии, гепатологии и диетологии ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии», д.м.н., профессор РАН Татьяна Строкова. – В последние годы значительно увеличилось количество пациентов, инфицированных от матерей, больных хроническим гепатитом С. В целом заболевание характеризуется медленным прогрессированием и формированием грозных внепеченочных проявлений болезни, что ухудшает прогноз и качество жизни пациентов».

Все это требует своевременной диагностики и назначения противовирусной терапии, подчеркнула эксперт.  Только это позволит снизить риск прогрессирования заболевания, включая развитие цирроза и рака печени, а также внепеченочных проявлений (эндокринных, сердечно-сосудистых, аутоимунных и онкологических заболеваний). «Из-за увеличения периода инфицирования эти осложнения могут проявляться уже в молодом возрасте. В связи с этим необходимо введение в рамках диспансеризации детей обследования на маркеры вирусного гепатита С, а при необходимости проведения ПЦР диагностики для определения показаний к проведению противовирусной терапии», — считает профессор Строкова.

Конец эры интерферонов

Проблема лечения гепатита С у детей и подростков дольше всего оставалась не решенной. В то время, когда количество современных, эффективных и безопасных опций для лечения хронического гепатита у взрослых постоянно расширялось, детские специалисты могли использовать только интерфероновые схемы терапии. В некоторых случаях они спасали детские жизни, когда болезнь начинала активно развиваться. Но назначались с осторожностью и только в случаях ухудшений, и далеко не всегда помогали. В 2019 году ситуация в России изменилась. Теперь подросткам в возрасте от 12 лет также доступно эффективное и безопасное лечение хронического гепатита С.

«Появление возможности остановить распространение социально-значимой инфекции, приводящей к хроническим заболеваниям и ложащейся серьезным бременем на систему здравоохранения, это хороший шанс внести значимый вклад в охрану здоровья детей и подростков, – подчеркнула главный внештатный педиатр Московской области, д.м.н. Нисо Одинаева». Есть ряд проблем, например, отсутствие КСГ для детей, сложности с диагностикой и маршрутизацией, но все они решаемы, считает эксперт. Сейчас в Московской области обсуждается программа профилактики и лечения вирусных гепатитов у детей, создание детского Гепатологического центра. «Для внедрения нового подхода к лечению требуется некоторое время. Однако завершение эры интерферонов с тяжелыми побочными эффектами и низкой эффективность, и начало безинтерфероновой эры лечения гепатита С у подростков позволяют нам убедиться в реальности выполнения цели ВОЗ по элиминации вирусных гепатитов», — считает профессор Одинаева.

Дискриминация по месту жительства

Проблему признают и в Минздраве – недавно в ведомстве заявили о планах по разработке проекта федерального закона «О предупреждении распространения вирусных гепатитов». Однако, как это часто бывает, основная проблема связана с финансированием. «В ситуации, когда медицина способна вылечить каждого больного хроническим вирусным гепатитом С, отсутствие в регионе долгосрочной стратегии и программы по лечению гепатитов выглядит как пренебрежение нуждами жителей региона», — считает председатель правления МОО «Вместе против гепатита» Никита Коваленко.

Тем не менее, ситуация обстоит именно так. В России зарегистрированы препараты, быстро справляющиеся с этой инфекцией, однако регионы, в которых пациентам доступно современное лечение, можно пересчитать по пальцам. Медновости рассказывали об опыте Орловской области, где доля больных, охваченных лечением за счет региона приближается к 100%. В других регионах с трудом удается добиться лечения 50-200 пациентов в год, и это еще лучшие примеры.

Даже в Москве, где действует масштабная программа по борьбе с вирусными гепатитами, приходится выбрать, кому в первую очередь оказать помощь. «Очень важно, чтобы каждый житель Москвы с хроническим вирусным гепатитом был направлен в наш центр, и прошел полное обследование. Наша задача – расставить приоритеты, кому в первую очередь назначать терапию, и грамотно подобрать схему лечения, чтобы мы могли  пролечить как можно больше пациентов. Каждый год терапию гепатита С получают всё больше больных в рамках региональных и государственных программ: в 2016 году было пролечено 1900 человек, в 2017 году – уже 2676, и в 2018 году – 3695 пациентов», — рассказала на пресс-конференции заведующая дневным стационаром Центра по лечению хронических вирусных гепатитов столичной Инфекционной клинической больницы №1, к.м.н. Марина Русанова.

Тяжелый выбор

Задача выбрать, кому в первую очередь оказать помощь, когда средств на лечение всех нуждающихся не хватает, невероятно сложна. В том числе, с этической точки зрения. Но российским медкам приходится ее как-то решать.

«Выбрать тех, кому предоставить в первую очередь лечение, а кому подождать, всегда не просто, – рассказал сопредседатель Всероссийского союза пациентских организаций, президент Всероссийского общества гемофилии Юрий Жулев. – В свое время, когда стоял вопрос о том, кого, прежде всего, обеспечивать факторами свертываемости крови, мы выбрали детей. И благодаря этому выросло поколение людей с гемофилией без тех тяжелых осложнений, с которыми столкнулись мы. Так же и с гепатитом С. Прежде всего, мы должны вырастить здоровое поколение. Кроме того, важно подумать о людях, которым инфекция наносит самый большой вред. Среди них, пациенты с продвинутой стадией болезни, а также те, у которых вирус гепатита С сильно ухудшает прогнозы по основному хроническому заболеванию. Это пациенты с гемофилией, хронической болезнью почек, ВИЧ и другими заболеваниями».     

В России ежегодно регистрируется около 70 тысяч новых больных хроническим вирусным гепатитом. Большая их часть (52-55 тысяч) приходится на гепатит C, остальное добавляет хронический гепатит B. (Гепатит A, или болезнь Боткина, передается через воду и пищу, протекает остро и никогда не переходит в хроническую форму). Истинное число хронически инфицированных вирусами гепатита пациентов неизвестно. По оценочным данным ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора оно может достигать 7,5 млн человек. На сегодняшний день существует международный глобальный план ликвидации хронических вирусных гепатитов, как социально значимой проблемы, который в мае 2016 года вместе с другими странами-членами ВОЗ подписала и Россия. Однако пока в нашей стране нет единого подхода к профилактике и лечению гепатитов на национальном уровне – каждый регион борется с гепатитами по-своему, но еще чаще предлагает больным делать это самостоятельно.