Обязательно ли удалять аппендикс при аппендиците?

Аппендицит является одним из наиболее частых заболеваний брюшной полости, требующих экстренной операции. Но если раньше необходимость экстренного хирургического вмешательства при этом заболевании не вызывала сомнений, то в последние годы ученые активно изучают возможность лечения аппендицита консервативно, с помощью антибиотиков.

Нужно ли удалять аппендикс при остром аппендиците?

При остром аппендиците удалять аппендикс нужно обязательно, считает врач-гастроэнтеролог Сергей Вялов. Он объясняет, что болезнь и ее осложнения развиваются очень быстро и у врачей и пациента просто нет времени на попытки вылечить аппендицит лекарствами. 

Сегодня в России консервативное лечение аппендицита назначается только при диагностировании аппендикулярного инфильтрата и только в том случае, если отсутствуют признаки абсцесса. Этот процесс является одним из осложнений острого аппендицита. Он характеризуется плотно спаянными друг с другом воспаленными тканями, включая сам аппендикс и близлежащие органы. В такой ситуации операция невозможна из-за того, что хирургам не удастся выделить аппендикс из единого воспаленного «клубка».  

На протяжении нескольких лет западные ученые пытаются найти подтверждение тому, что хирургическое вмешательство не является единственным вариантом лечения пациентов с аппендицитом. Эту теорию подтверждают несколько исследований. Так, в 2018 году медики из шести больниц Финляндии опубликовали данные наблюдений за 273 пациентами после операции по удалению аппендикса и 257 больными, которых лечили антибиотиками. Консервативное лечение было предложено лишь тем пациентам, у которых наблюдался аппендицит без осложнений, что подтверждалось компьютерной томографией. Исследование показало, что 60% больных из второй группы смогли избежать не только операции, но и повторения аппендицита в течение последующих пяти лет. Однако 40% пациентов все же были вынуждены лечь на операционный стол, из них 15 больных перенесли хирургическое лечение в первые дни после начала курса антибиотиков.

Из-за чего возникает острый аппендицит?

В большинстве случаев острый аппендицит развивается из-за закупорки входа червеобразного отростка в прямую кишку каловыми камнями, паразитами, пищевыми массами, новообразованиями и др. Содержимое червеобразного отростка, включающее патогенную флору, способствует развитию заболевания. Наиболее часто с развитием аппендицита связывают наличие энтерококков, стрептококков, стафилококков и патогенной кишечной палочки.

Что такое хронический аппендицит?

«В официальной медицине хронического аппендицита не существует. Такое понятие раньше использовали для объяснения воспаления кишечника в области аппендикса. Но это не экстренная ситуация, как при остром аппендиците», — говорит Сергей Вялов. Это заболевание не требует экстренного хирургического вмешательства, считает врач. «Аппендикс обязательно удалять, если он воспалился или в нем есть гной, — поясняет он. — Нет ни одного повода, чтобы удалять аппендикс, если это не острый аппендицит. Мы обычно лечим воспаление в кишечнике с помощью таблеток». При этом воспаление встречается намного чаще, чем острый аппендицит, отмечает врач.

Ученые рассказали, насколько часто татуировки и пирсинг приводят к проблемам со здоровьем

Эксперты в области здравоохранения предупреждают, что татуировка или пирсинг повышает риск получить ожог или заразиться серьезной инфекцией из-за халатного отношения исполнителя и недостаточной гигиены в салонах.

В настоящее время в Великобритании нет стандартных правовых требований к тем, кто предоставляет «специальные процедуры» – татуировки, пирсинг, иглоукалывание и электроэпиляцию. Это означает, что сейчас любой может открыть салон без соответствующей подготовки и, соответственно, подвергнуть людей риску заражения. Также отсутствует специальное законодательство, покрывающее другие инвазивные методы лечения (например, введение филлеров).

Согласно новому отчету Королевского общества общественного здоровья, почти у каждого пятого человека, проходившего специальные процедуры, наблюдается некоторое ухудшение состояния здоровья. Риск варьируется от отека кожи до серьезных инфекций, включая ВИЧ и гепатит, и даже до развития потенциально смертельного сепсиса.

«В рамках закона и в рамках дозволенного люди не должны быть лишены возможности самовыражения путем изменения своего тела. Но необходимо обеспечить защиту, чтобы гарантировать минимизацию инфекционного контроля и других рисков для здоровья», – поделилась Ширли Крамер (Shirley Cramer), исполнительный директор Королевского общества общественного здоровья.

По данным опроса 2000 человек, проведенного Populus в мае-июне 2000 года, 18% имеющих татуировки или пирсинг, проходивших процедуры иглоукалывания или электроэпиляцим за последние пять лет, страдали от таких побочных эффектов, как жжение или отек.

В период с 2000 по 2014 год количество тату-салонов в Великобритании выросло на 173%, сегодня у каждого пятого человека есть татуировка. Поэтому необходимо, чтобы все кабинеты по предоставлению процедур, при которых повреждается кожный барьер, имели квалификацию в области инфекционного контроля как условие получения лицензии.

В отчете также указано, что любой желающий может приобрести через Интернет специализированное оборудование для выполнения татуировок или пирсинга. А 40% людей, прошедших «специальную процедуру», не проверяли наличие лицензии у лица, осуществляющего ее. Самым важным фактором, повлиявшим на их выбор, были мастерство технического специалиста, а также чистота салона и рекомендации предыдущих клиентов.

Риски, связанные с тенденцией к «модификации тела», означают необходимость более жесткого контроля. Королевское общество общественного здоровья призывает к объявлению незаконным проведение такого рода косметических процедур лицам моложе 18 лет. Продажа оборудования для татуировки и пирсинга должна осуществляться только тем лицам, которые могут предоставить документы, подтверждающие их регистрацию или лицензирование.

«Получение татуировки или пирсинга может показаться крутым, но не гепатит или сепсис в результате. Все вовлеченные организации должны серьезно относиться к своим обязанностям, особенно [с] молодыми людьми, и более высокие стандарты давно назрели», – сказал профессор Стивен Поуис (Stephen Powis), медицинский директор Национальной службы здравоохранения Англии.

Нужно ли летом принимать витамины в таблетках?

Отвечает доктор Сергей Агапкин, ведущий программы «О самом главном»:

– Зимой и весной, когда свежих фруктов и овощей на столе недостаточно, наш организм остро нуждается в витаминах, поэтому принимать витаминные комплексы в этот период необходимо. Большинство специалистов склонны считать, что летом в организм поступает достаточное количество витаминов. Однако, если ваш рацион недостаточно сбалансирован (нет возможности употреблять достаточно зелени и свежих плодов), то принимать витамины нужно и летом.

От чего лечит черемша?

Наш эксперт – преподаватель Пятигорской государст­венной фармацевтической академии, профессор Валерий Мелик-Гусейнов.

Заготавливают луковицы с цветоч­ными стрелками и листья. Растение используют либо в свежем виде, либо солят, квасят, маринуют. Реже надземную часть растения сушат на открытом воздухе.

Применяют растение при гипертонии, атеросклерозе, колитах, заболеваниях щитовидной железы, инфекционных кишечных болезнях как средство, возбуждающее аппетит. Наружно черемшу используют при лечении ран, кожных сыпях, настоем черемши натирают суставы при ревматизме и подагре.

Холодный настой приготавливают из расчёта 1 чайная ложка измельчённых луковиц на 150 мл холодной воды; настаивают в течение часа и принимают по 30–50 мл настоя 3 раза в день перед едой.

Дорогие читатели!

Если у вас возникла проблема со здоровьем, не стоит бороться с бедой в одиночку. Расскажите о своей болезни. Наверняка среди читателей нашей газеты найдутся те, кто знает проверенные, надежные, эффективные средства, которые помогут справиться с вашим недугом. Письма и рецепты присылайте в редакцию «АиФ. Здоровье» по адресу: 101000, Москва, ул. Мясницкая, д. 42, или по электронной почте: [email protected]. Самые интересные письма мы опубликуем на страницах нашей газеты

Ученые выявили почти 400 использующихся неэффективных методов лечения

Исследователи из Орегонского университета Здоровья и Науки, Медицинской школы Мэрилендского университета и Чикагского университета выявили почти 400 устоявшихся и использующихся медицинских практик, которые были признаны неэффективными в результате клинических исследований. Результаты они опубликовали в журнале открытого доступа eLife.

Ученые проанализировали 3000 статей, основанных на рандомизированных контролируемых исследованиях, которые были опубликованы за 15 лет в трех ведущих мировых медицинских журналах общего профиля – Journal of the American Medical Association, Lancet и New England Journal of Medicine.

Признание метода лечения неэффективным или недостаточно эффективным (пересмотр) происходит, если более авторитетное исследование показывает, что медицинский продукт или процедура не лучше, чем более старые, или противоречат доказательной медицине.

Перед одобрением какого-либо медицинского продукта или процедуры необходимо провести клинические испытания для оценки эффективности. К сожалению, не все исследования проводятся при идеальных обстоятельствах – могут быть этические нарушения (давление финансового характера), а также недостатки дизайна исследования (например, выборка участников слишком мала или неоднородна). Кроме того, существует проблема воспроизводимости – испытание может показать положительные результаты, но эти результаты никогда не могут быть воспроизведены.

В результате анализа исследователи выявили 396 пересмотров методов лечения. Помимо классических медицинских практик, сюда были включены «поведенческие практики (когнитивно-поведенческая терапия или ментальные практики), дополнительные или нетрадиционные практики (иглоукалывание), диетические добавки (омега-3 жирные кислоты, витамин А), общественные практики (программы по предотвращению подростковой беременности или самоотравления) или носимые технологии».

Вот примеры методов лечения, которые, по мнению ученых, следует перестать использовать:

  • применение серталина и миртазапина при болезни Альцгеймера;
  • использование компрессионных чулок для снижения риска тромбоза глубоких вен после инсульта;
  • маммографический скрининг каждые один-два года для женщин 40-49 лет;
  • добавки с витамином А для новорожденных;
  • использование зопиклона при инсомнии;
  • приспособления для непрямого массажа сердца (по сравнению с надавливанием руками);
  • катетеризация легочной артерии при застойной сердечной недостаточности;
  • использование защитных приспособлений для профилактики перелома бедра;
  • эпидуральное введение глюкокортикоидов при люмбальном стенозе.

Среди пересмотров наиболее часто представляемой медицинской категорией были сердечно-сосудистые заболевания (20%), за ними следовали здравпрофилактическая медицина (12%) и интенсивная терапия (11%).

Исследователи дополнили предыдущий отчет 2013 года, в котором были перечислены 146 медицинских пересмотров, опубликованных в 2001–2010 годах.

«Есть ряд уроков, которые мы можем извлечь из нашего набора результатов, в том числе важность проведения РКИ как для новых, так и для устоявшихся практик. После того, как установлена неэффективная практика, может быть трудно убедить отказаться от ее использования. Стремясь тщательно протестировать новые методы лечения до того, как они станут широко распространенными, мы можем уменьшить количество обращений на практике и предотвратить ненужный вред для пациентов», – объяснил ведущий автор Винай Прасад (Vinay Prasad).

Ученые отметили некоторые ограничения своего исследования, в частности то, что были изучены только три общих медицинских журнала, однако полученные результаты могут послужить отправной точкой. Для преодоления этой проблемы команда пригласила врачей из разных областей рассмотреть и прокомментировать отмененные практики.

«Мы надеемся, что наши выводы помогут подтолкнуть медицинских работников критически оценить свои собственные практики и потребовать качественных исследований, прежде чем внедрять новую практику в будущем, особенно более дорогую и/или агрессивную, чем текущий стандарт медицинской помощи», – заключила соавтор Элисон Хэслэм (Alyson Haslam).

Опасна ли паническая атака?

Отвечает доктор Сергей Агапкин, ведущий программы «О самом главном»:

– Паническая атака – острый приступ тревоги, который возникает внезапно и сопровождается сердцебиением, рвотными позывами и дрожью в ногах, – серьёзная проблема, требующая лечения. Если атаки происходят регулярно, речь идёт о психических расстройствах, которые требуют консультации невропатолога и полного обследования для исключения соматического заболевания (щитовидной железы, сердечно-сосудистой системы). По статистике, паническими атаками страдают 5% людей, проживающих в мегаполисах, поскольку к ним чаще приводят стрессы, фобии, перегрузки.

Избыток веса и лишний жир оказались причиной многих болезней сердца и сосудов

Лишний вес и жировая масса являются прямой причиной болезней сердца и сосудов: стеноза аортального клапана, тромбоза глубоких вен, сердечной недостаточности и многих других. Новое исследование опубликовано в European Heart Journal.

В частности, ученые показали, что по мере увеличения индекса массы тела (ИМТ) и количества жира в организме растет риск стеноза (сужения) аортального клапана. При этом состоянии сердцу тяжело выбрасывать кровь в аорту, это ведет сначала к утолщению миокарда (сердечной мышцы), а со временем к его ослабеванию.  

Для исследования ученые использовали метод менделевской рандомизации, при которой участников исследования распределяют на группы, исходя из набора их генетических признаков. Это может помочь определить, действительно ли является какой-либо фактор причиной проблемы со здоровьем. Обычные эпидемиологические исследования могут говорить лишь о связи болезней с разными факторами. Для исследования ученые выбрали участников с генетическими вариантами, которые достоверно связаны с избыточным весом и большим количеством жира в организме.

Группа ученых под руководством Сюзанны Ларссон (Susanna Larsson) из Каролинского института в Стокгольме, изучила 96 генетических вариантов, связанных с высоким ИМТ, чтобы оценить их эффект на 14 сердечно-сосудистых болезней у 367703 участников, данные о которых были получены из UKBiobank.

«Причинная связь ИМТ и жировой массы с несколькими болезнями сердца и сосудов, в частности, аортальным стенозом, была не известна», — сказала Ларсон. Она добавила, что менделевская рандомизация позволила доказать, что большая жировая масса является причиной сердечно-сосудистых заболеваний.  

Люди, у которых были генетические варианты, предсказывающие высокий ИМТ, имели повышенный риск:

  • аортального стеноза,
  • сердечной недостаточности,
  • высокого артериального давления,
  • тромбоза глубоких вен,
  • ишемической болезни сердца,
  • болезней периферических артерий,
  • мерцательной аритмии,
  • эмболии легочной артерии.

На каждый генетически предсказанный 1кг/м2 индекса массы тела риск увеличивался от 6% для эмболии легочной артерии до 13% для аортального стеноза. Для вычисления ИМТ вес в килограммах делят на квадрат массы тела в метрах. Нормальным показателем считается 20-25 кг/м2.

Ученые также обнаружили, что риск сердечно-сусудистых болезней увеличивается у людей, у которых имеются генетические варианты, способствующие увеличению жировой массы тела. Наиболее выраженная связь была обнаружена также для аортального стеноза. За ним следовали ишемический инсульт, транзиторная ишемическая атака, мерцательная аритмия, мерцательная аритмия, болезнь периферических артерий, тромбоз глубоких вен, высокое давление и ишемическая болезнь сердца.

Авторы делают акцент на том, что хотя эти генетические варианты предрасполагают людей к высокой массе тела, наиболее важными факторами, задействованными в развитии болезней, являются диета и физическая активность. Людям, генетически предрасположенным к избытку веса, может потребоваться работать над собой более усердно.

«Он еще не знал, что мать мертва»

Днем 13 июня, Арсений, младший сын бывшего вратаря СКА Максима Соколова, в ужасе прибежал к соседям. Он кричал, что его старший брат сошел с ума и убивает маму. Вместе с соседями они вернулись в дом, где увидели на полу тело Ирины Соколовой. Рядом лежал Максим, который пытался покончить жизнь самоубийством. После чего, Арсений потерял контроль и попытался добить старшего брата, ударив его ножом в грудь и в шею.

Супругу Максима Соколова спасти не удалось, а старший сын Максим находится в тяжелом состоянии в больнице.

По данным «КП», младший сын хоккеиста рассказал следователям, что в тот день старший брат вошел к нему в комнату и пригрозил убить его.

«Он ответил ему: «Не надо, я же тебя люблю». В тот момент, как заявляет парень, он еще не знал, что мать мертва», — заявил собеседник газеты.

Арсению удалось вырваться и он побежал за помощью.

На допросе Арсений Соколов вспомнил, что на прошлой неделе его брат говорил о намерении совершить ритуальное убийство. При этом парень якобы планировал сначала убить родственников, а затем покончить с собой.

В Следственном комитете проверяют различные версии. Одна из них: убийство матери совершил 15-летний Арсений Соколов, который вернулся на место преступления, чтобы добить выжившего свидетеля — брата Максима. О возможных мотивах Арсения пока ничего не известно.

Максим и Ирина Соколовы прожили в браке 20 лет. Как сообщает «Комсомольская правда», между супругами уже давно были напряженные отношения. Ирина болезненно относилась к постоянным переездам мужа. С 2017 года супруги Соколовы стали жить раздельно.

Максим Соколов — российский хоккеист, вратарь, член олимпийской сборной команды России на Олимпиаде в Турине. Чемпион России 2004 года и обладатель Кубка европейских чемпионов 2005 года. Победитель Евротура 2005 года.

Сейчас Соколов работает тренером в СКА-1946, выступающем в МХЛ. Его старший сын так же пошел по стопам отца и стал вратарем. В сезоне 2018/19 дебютировал под руководством отца в СКА-1946.

Читайте также

«Я простой хирург»: живая легенда мировой колопроктологии о себе и своей работе

В начале июня отметила свой десятилетний юбилей «Российская школа колоректальной хирургии». В масштабном научном форуме принял участие основатель национального учебного центра Pelican Билл Хилд (BillHeald) – самый титулованный британский колопроктолог, который разработал и внедрил по всему миру принципиально новую методику оперативного лечения рака прямой кишки – тотальную мезоректумэктомию. Патриарх мировой колопроктологии дал Медновостям небольшое интервью.

Десять лет назад вы впервые приехали в Россию, где провели операцию, посмотреть на которую «вживую» собралось более двух тысяч человек. И этот момент стал рождением проекта РШКХ. Что изменилось с тех пор?

— С самого начала это была замечательная школа и практика для колопроктологов со всего мира. Школа постоянно развивается, и это замечательно. И, конечно, это достижение Петра Царькова (председателя РОКХ, директора Клиники колопроктологии и малоинвазивной хирургии Сеченовского университета) и его команды.

Колоректальный рак – очень хорошая модель для демонстрации того, как хирургическими методами можно добиться полного излечения пациента. В отличие от ряда других злокачественных образований, которые до сих пор остаются смертельными заболеваниями. И если правильно обучать специалистов, так, как это делает Российская школа колоректальной хирургии, то, благодаря хирургии можно будет достичь излечения двух третей пациентов.

А у кого училось старшее поколение хирургов?

— В молодости у меня был наставник, который говорил: «либо добейся максимального результата, либо не берись за операцию совсем. Ты должен быть уверен, что делаешь все настолько хорошо, насколько это вообще возможно». Я начинал хирургом общей практики, и экстренно оперировал мужчину, попавшего в дорожно-транспортное происшествие. Спасти его не удалось, и я никогда не забуду разговора с его женой. Она спросила: «как вы думаете, вы были подходящим хирургом для моего мужа?». И я ответил, что сам задаю себе этот вопрос с момента смерти пациента.

В том, что хирургия колоректального рака поднялась на такую высоту в большой степени Ваша заслуга. Ведь именно благодаря вашей методикетотальной мезоректумэктомии радикально снизилась частота рецидивирования рака прямой кишки.

— Конечно, я горжусь тем, что являюсь автором этой идеи. И я рад, что многие сегодня делают придуманную мною операцию лучше, чем я сам. Я вижу это на Российской школе колоректальной хирургии. А тогда, много лет назад я все время думал о причинах этих рецидивов, пытался понять, как ведет себя рак. И пришел к мысли, что лечение должно строиться согласно эмбриологии. Рак долго остается в пределах эмбриологического слоя – святого слоя колопроктологии. И эта идея даже масштабнее, чем я тогда себе представлял.

Но ваша история еще и пример того, как трудно доказывать свою правоту…

— В то время половина рака прорастала в тазовую область и даже в лучшей Королевской больнице много людей умирало от местного рецидива. И когда я рассказал о 137 клинических случаях с 3% рецидивов в клинике маленького городка, меня обвинили во лжи. В том, что я специально занижаю частоту рецидивирования у своих пациентов. А позже меня сильно унизили на конференции онкологов в США, когда признанный авторитет в этой области заявил: «никогда не верьте тем, кто говорит, что новая техника меняет ситуацию». Первыми поверили в новый метод в Швеции, где я начал проводить свои мастер-классы. И тотальная мезоректумэктомия быстро доказала свою эффективность в лечении рака прямой кишки.

Продвигать что-то новое, непривычное не просто и сейчас. Уже не первый год на этой конференции продолжается горячий спор по поводу необходимости выполнения латеральной лимфодиссекции при раке прямой кишки. Как вы относитесь к этой восточной методике, готов ли Запад принять ее?

— Споры между восточными и западными хирургами продолжаются на протяжении всей моей жизни. В спорах рождается истина, и хорошо, что мы все время обсуждаем такие моменты. Я считаю, что «восточный» подход можно использовать, но для определенной узкой группы пациентов – у которых наблюдается поражение лимфоузлов. Латеральная лимфодиссекция – тяжелая операция, которая может осложниться нарушениями функции дефекации. И западные хирурги убеждены, что для начальных стадий достаточно выполнения тотальной мезоректумэктомии. Но позиции постепенно сближаются. И, например, вчера Петр Царьков продемонстрировал прекрасную латеральную лимфодиссекцию. Он делает великолепную работу и старается излечить этим методом каждого пациента, которого возможно.

Но пока в западные гайдлайны эта методика не входит, насколько сложно применять ее хирургам, желающим развивать восточную технику? Для нашей страны такие вопросы тоже становятся актуальны, потому что на государственном уровне принят закон об обязательности следования клиническим рекомендациям.

— Такие законы есть не только в России, и для хирургов с каждым днем эта проблема становится все сложнее. Ограничения со стороны государства не благоприятствуют развитию хирургии. И правила, которые ужесточают условия работы, могут плохо повлиять на внедрение инновационных методик. Даже имея логическое обоснование такой операции, предлагая что-то новое, ты не можешь знать наверняка, что это поможет. А так как тебя ограничивают, ты вынужден делать то, что делали испокон веков, и не развиваться. Нас в таких ситуация спасает информированное согласие пациента, которое он может дать на использование новой методики.

И, конечно, такие сложные операции, как, например, латеральная лимфодиссекция должны выполняться в специализированных учреждениях, где для этого есть достаточно хорошо обученных хирургов.

А насколько вообще должно быть специализированным лечение колоректального рака?

— Я считаю, что в каждом округе, где проживает больше полумиллиона человек, должен быть свой колопроктологический центр. На территории, где поживает от четверти до полумиллиона человек, достаточно небольшого госпиталя, в котором есть колопроктологическая бригада. Большую часть колопроктологических операций желательно проводить здесь. Но определенные, очень редкие операции можно проводить только в небольшом числе специализированных отделений страны.

Вы прожили счастливую, но очень непростую жизнь. Никогда не появлялось мысли уйти из профессии?

— Нет. Было желание стать в этой профессии лучше. Многие не понимают, как я могу получать удовольствие, занимаясь колопроктологией, раком. Я простой хирург и всю жизнь следую своей идее, которую заложила в меня моя мама. Она была очень мудрой женщиной и сказала мне, что работа врачом – самый лучший способ прожить жизнь. Эта работа позволяет узнать людей, как никакая другая. Для меня операционная – самое счастливое место на земле. Я люблю анатомию и с удовольствием наблюдаю за операциями, каждый раз восхищаясь тем, какими нас создал Бог.

Вы верующий человек?

— Да, я верю в Бога. Человеческий организм настолько прекрасен, что он не мог бы возникнуть сам по себе.

Как приготовить обёртывание и скраб от целлюлита?

Горчичный порошок разбавьте водой, чтобы получилась густая кашица. Смешайте с растительным маслом в пропорции 1:1. Делайте горчичные обёртывания проблемных зон: смесь нанесите на кожу, сверху оберните целлофаном и подержите 15 минут.

Кофейную гущу можно использовать в качестве скраба – просто втирайте её в кожу массажными движениями, а затем смойте.

Дорогие читатели!

Если у вас возникла проблема со здоровьем, не стоит бороться с бедой в одиночку. Расскажите о своей болезни. Наверняка среди читателей нашей газеты найдутся те, кто знает проверенные, надежные, эффективные средства, которые помогут справиться с вашим недугом. Письма и рецепты присылайте в редакцию «АиФ. Здоровье» по адресу: 101000, Москва, ул. Мясницкая, д. 42, или по электронной почте: [email protected]. Самые интересные письма мы опубликуем на страницах нашей газеты